• 08.10.2018

Российская архитектура: Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019

Содержание

Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019

  

 

 

С 14 мая по 16 июня 2019 года в Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева проходила выставка «Российская архитектура. Новейшая эра», на которой были представлены результаты исследования наиболее значимых для архитектурной отрасли событий и построек за последние 30 лет, начиная с 1989 года, когда в Москве были созданы первые частные архитектурные кооперативы.

 

Выставка завершилась презентацией одноименной книги и анонсом продолжения исследовательского проекта по сбору и систематизации информации о наиболее значимых постройках и событиях в современной отечественной архитектуре.

 

Книга «Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019» была издана по инициативе Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы и сайта Архитектурного Совета Москвы в рамках одноименного проекта, реализованного Архитектурным бюро Асадова, при поддержке Союза архитекторов России, Союза московских архитекторов и журнала «Проект Россия».

 

Тираж книги «Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019» распространяется бесплатно среди участников исследования, заполнявших опросные формы в феврале 2019 года, авторов объектов, вошедших в книгу (проверить эту информацию можно на сайте www.archnewage.ru), а также среди исследователей современной архитектуры, преподавателей профильных вузов и журналистов, которым данная книга нужна для их профессиональной деятельности.

 

Книга «Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019» доступна для заказа в электронной и печатной версии. Для получения экземпляра книги необходимо заполнить форму по ссылке.

 

Все заявки рассматриваются кураторами проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» и координаторами издательской программы МКА. О результатах рассмотрения заявители уведомляются по электронной почте. 

 

К сожалению, у кураторов проекта нет возможности рассылать книгу почтой. В случае положительного ответа на заявку, заявитель получит инструкции о том, как и где можно получить экземпляр книги в Москве.

 

В качестве альтернативы, заявителю может быть отправлена цифровая версия книги в pdf-формате.

 

 

 

 

 

 

Обращаем ваше внимание, что собранная информация, а также видео-интервью с авторами наиболее значительных построек и экспертами, принимавшими участие в проекте, представлена в открытом доступе на сайте archnewage.ru. Также на сайте есть форма обратной связи для отправки вопросов и предложений кураторам проекта.

 

С любезного разрешения правообладателей публикуем фрагменты из книги, дополнив текст иллюстрациями и видео с archnewage.ru и из других источников.

 

 

 

 

 

Российская архитектура. Новейшая эра. 1989—2019 / Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы; Архсовет Москвы. — Москва, 2019. — 208 с., ил. — ISBN 978-5-600-02451-9

 

 

О ПРОЕКТЕ

 

XXX

 

Проект «Российская архитектура. Новейшая эра» — одна из первых (и вряд ли последних) попыток систематизировать информацию о том, что произошло в современной российской архитектуре за тот небольшой промежуток времени, который отделяет сегодняшний день от достаточно условно определенного момента смены профессиональной парадигмы. Однако же она заключалась в принципиальных изменениях как в художественных и стилистических ориентирах, так и в принципах и в материально-технической базе работы архитекторов всей России. Поэтому 30 лет — срок хотя и не слишком большой, но в данном случае для среза показательный.

 

 

В ногу со страной

 

За прошедшие три десятилетия российская архитектура прошла огромный эволюционный путь. Менялись экономические, социо-политические и культурные реалии в стране — и вместе со страной менялась архитектура. Как неотъемлемая часть российского культурного ландшафта архитектурная практика вбирала, перерабатывала и материализовывала в виде зданий и комплексов перипетии становления новой экономической системы и трансформацию общественного сознания. То, как формирование иного уклада жизни, отвечающего реалиям новейшей истории России, отражалось в архитектуре, и стало предметом исследования.

 

 

Частные случаи

 

Одно из следствий перелома эпох — смелость целого ряда архитекторов начать свою частную практику. В непростое во всех отношениях время они апробировали и внедряли новые методы работы с заказчиком и ведения проектного бизнеса; вели поиски новых выразительных средств и пластического языка — соответствующего актуальным мировым тенденциям, но при этом наследующего традициям национальной архитектурной школы; осваивали новые типологии и технологии. Этот процесс сопровождался ярчайшими взлетами и неизбежными для столь сложного и многогранного процесса неудачами. В рамках исследования были собраны несколько десятков историй о том, как это было.

 

 

Опорные моменты

 

Прошедшие десятилетия оставили в истории российской архитектуры свои вехи. Это имена архитекторов, задававших своими проектами и постройками новые планки профессионального и художественного качества. Это объекты и проекты, оказавшие влияние на дальнейшее развитие национальной школы или так и оставшиеся уникальными примерами совпадения таланта и обстоятельств. Каждое из этих имен и явлений  — значимая страница летописи новейшей эры российской архитектуры, позволяющая осмыслить и оценить пройденный путь, а главное — это возможность заглянуть в завтрашний день, обещающий рождение новых имен и появление новых архитектурных удач.

 

 

 

ОБ ИССЛЕДОВАНИИ

 

Общий сбор

 

Перед командой исследовательского проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» стояла беспрецедентная задача найти методику сбора и обработки информации, а также форму для презентации полученных результатов.

 

Первая часть проекта заняла около полугода. За это время была собрана первоначальная (базовая) часть каталога с данными о постройках, проектах и событиях в архитектурном мире. В качестве источника информации использовались публикации в СМИ, данные с сайтов архитектурных бюро и из других открытых источников. Отдельно был сформирован список событий в глобальном масштабе, поскольку одной из ключевых задач было акцентировать влияние тех или иных политических, социоэкономических и культурных изменений на уровне государства и всего мира для развития российской архитектуры.

 

 

Делегирование полномочий

 

С самого начала было принято решение, что инициаторы исследования не будут сами оценивать значимость тех или иных событий, проектов и построек. В ситуации, когда исследованию подлежит актуальное явление, не отделенное от исследователя большим временным промежутком, фактически продолжающее происходить и эволюционировать в настоящий момент, когда живы и продолжают работать участники событий и авторы объектов, необходимо воспользоваться этой возможностью и делегировать право оценки самим героям (в буквальном смысле этого слова).

 

 

Вовлечение сообщества

 

Полномочия по сбору информации — частично — тоже делегировали профессиональному сообществу: сформированные в виде двух опросных форм базовые списки позволяли не только отмечать в уже собранном реестре наиболее значимые для респондента объекты или события, но и добавлять новые. Так проект превратился в интерактивную систему сбора и обработки мнений архитектурного сообщества, выводя исследование на более высокий по объективности уровень.

 

Опросные формы были разосланы более чем 300 респондентам, в число которых вошли архитекторы и эксперты из смежных областей деятельности, активно участвующие в архитектурной жизни. Географически исследование охватило практически все регионы России. Сбор результатов шел в течение месяца, и по его итогам были выявлены наиболее значимые (в контексте исследования) постройки и события, а также существенно — почти на 25 % — расширен каталог проекта.

 

 

Распределение позиций

 

Полученная информация легла в основу своеобразной летописи современной российской архитектуры, где каждый год представлял собой подборку событий и построек, которым, в зависимости от итогов исследования, присваивался один из трех условных статусов: «заметное», «знаковое» и «лидер опроса». Последний назначался в первую очередь постройкам (но иногда и событиям), отмеченным максимальным числом респондентов. По их поводу собирались дополнительные комментарии участников и очевидцев, в том числе в видеоформате. С одной стороны, это придало летописи персонализированный характер, и через воспоминания и оценки самих героев гораздо проще понять и прочувствовать специфику тех или иных явлений. С другой стороны, полифония множества мнений и оценок сформировала более объективную событийную картину.

 

 

Три десятилетия — три формата

 

После этого оставалось только наложить 30-летнюю «архитектурную» временную ленту из более чем 500 событий и проектов на перечень глобальных событий, чтобы была возможность сопоставить их и оценить вероятные и фактические причинно­следственные связи. Это и стало главным результатом проекта, для формализации которого мы выбрали три способа: книга, выставка и интернет-сайт.

 

 

Книга: начало собрания

 

Этот способ самый очевидный и привычный: когда временная лента и основная ткань повествования уже сплетены, нужно лишь уложить их аккуратными «кольцами» в объем бумажной страницы. Но так, чтобы сохранился масштаб каждого объекта: «значимые», «знаковые» события и «лидеры опроса», сопровождаемые описаниями, иллюстрациями и комментариями, занимают ячейки разного размера. Отдельное место в издании уделено подборкам мнений о каждом десятилетии, трансформации профессии, поиске русской идентичности и взаимодействию архитектуры и общества. Перед вами не просто книга — фиксация момента, но книга — первый кирпичик будущего архива постсоветской архитектуры, первый том ее «полного собрания сочинений» — которое, конечно, будет стремиться к полноте, но есть надежда, никогда ее не достигнет.

 

 

Выставка: слово героям

 

В рамках выставки в Музее архитектуры им. А. В. Щусева (Флигель «Руина», 15 мая — 16 июня 2019), помимо показа собственно «временной ленты» и видеоинтервью, был найден еще один формат презентации результатов исследования. Авторам построек — «лидеров опроса» было предложено подготовить для экспозиции арт­объект или инсталляцию, представляющую наиболее яркую особенность архитектурного решения здания или пластическое выражение его идеи. Использование художественной трансформации было призвано подчеркнуть статус архитектуры как вида искусства и части общекультурного контекста. Кроме того, креативная трактовка сделала выставку более зрелищной, особенно для широкой публики.

 

 

Недосказанность — фундамент для нового высказывания

 

У некоторых архитекторов в число лидеров исследования вошло несколько зданий: в этом случае их автор имел право самостоятельно решить, какое из них представить в виде арт­объекта. Таким образом, к отбору на основе значимости тех или иных зданий для всего профессионального сообщества добавлялся фильтр значимости для самого архитектора. Этот объективно-субъективный подход к селекции и оценке, никак не зависящий от мнения команды проекта, в отдельных случаях давал неожиданный и даже парадоксальный результат, когда в экспозицию выставки оказались не включены несколько безусловных лидеров опроса. Кроме того, ряд топовых объектов не попал на выставку из-за того, что их авторы по тем или иным причинам не смогли принять в ней участие.

 

Тем не менее выработанная в рамках проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» методика сбора информации и коллективной оценки не только доказала свою эффективность, но и позволяет продолжить проект, используя для этого интернет-платформу. На сайте www.archnewage.ru планируется и дальше аккумулировать заметные и знаковые события и постройки, включая их путем регулярного голосования среди экспертного сообщества в общую летопись «Новейшей эры российской архитектуры».

 

 

 

1989—1999

ИСПЫТАНИЕ СВОБОДОИ́

 

Ценнейшая часть исследования 30 лет российской архитектуры — не собранные опросные формы со списками объектов и событий, а собранные мысли и суждения наших экспертов. Они, будучи современниками, наблюдателями и непосредственными участниками тех событий, которые мы поставили целью проанализировать, уже неоднократно это делали — пусть и для узкого круга. А теперь, наконец, это может стать достоянием самой широкой общественности. Разумеется, правильнее было бы прокрутить все собранные нами интервью целиком — однако это можно сделать только в формате сайта или на выставке. Однако и в книге, посвященной нашему исследованию, нам было важно каким-то образом отразить палитру мнений не только в виде комментариев к отдельным событиям и объектам, но и в виде оформленных рассуждений о том, что же все-таки произошло с российской архитектурой за эти годы, кто и что на нее повлияло, как изменилась сама профессия и отношение к ней внутри и извне.

 

Сначала мы хотели объединять пассажи по основному принципу исследования — хронологическому — и рассказывать последовательно о каждом десятилетии, как в учебнике истории. Но очень быстро стало очевидно, что в пику горизонтали нашего повествования просто необходимо пустить вертикали или хотя бы параллели, чтобы прослеживать внутри одного большого процесса становления российской архитектуры развитие отдельных явлений. Время надежд и мечтаний, время возможностей и перспектив, время разгула и разброда, время хаоса и растерянности (а таковыми были 1990-е годы для всей нашей страны) стало прежде всего временем нащупывания новых ориентиров. И первый сюжет связан с поиском нового языка, новой «России, которую мы потеряли», новой философии и даже попытками сформировать новые архитектурные школы и традиции. Когда возможности неограниченны, кажется, архитектура имеет все шансы превратиться в чистое творчество и в полной мере утвердить себя как искусство…

 

 

Авторский коллектив под руководством Б. И. Тхора. Проект «Москва-Сити». Изображение из архива мастерской № 6 Моспроекта-2 им. М. В. Посохина.

12 марта 1991 года Горисполком Москвы одобрил концепцию развития ММДЦ «Москва-Сити» (6-я мастерская «Моспроекта-2», руководитель Борис Тхор). На 60 га планировалось возвести 2,5 млн м² недвижимости. Архитекторы поделили территорию на 22 участка, и в центральном ядре предлагалось разместить парк, а под ним — подземную парковку и магистраль с подъездами к подземным стоянкам каждого высотного здания. Однако по проектам самого «отца-основателя» Сити построены только «Башня 2000» и примыкающий к ней мост «Багратион». Остальные здания с первоначальными планами никак не соотносятся.

 

 

 

Александр Асадов, АБ ASADOV

 

В тот период возникали новые структуры, заказчики и технологии. Мы видели в журналах проекты, и нам сразу хотелось делать так же, мы еще не понимали, что за этим стоит — ни строительно, ни технологически. Мне кажется, первые заказы и работы, которые начали отражать постсоветский период, стали появляться где-то с 1995 года. Для нас все началось, например, с целого ряда очень интересных реконструкций старых зданий. Принцип был такой: строить что-то новое тяжело, а вот надстроить, пристроить и перестроить — гораздо проще. И мы пытались делать технологически продвинутые вещи, но на коленке; получался такой доморощенный хай-тек. У меня даже в тот момент родился термин, что мы не проектируем, четко фиксируем и строим, а выращиваем здания, потому что постоянно шла импровизация, и даже узаконенные параметры в пределах 10 % можно было менять. Это, безусловно, был самый романтический и живой период, когда бюрократическая система еще не сложилась. Но и самый сложный. Например, до 1995 года не было строек и работы в нормальном понимании; но у нас уже была школа, а многие из поколения, которое шло за нами, просто не состоялись и ушли из профессии. Так что следующие 10 лет были мы — и были студенты, без промежуточного звена. Вероятно, это как-то сказалось и на всей нашей профессии в целом.

 

На сломе тысячелетий для нас тоже была определенная романтика — подумать только, одна эпоха уходит, другая приходит. Эру Рыб сменяет Эра Водолея. Казалось, будет меняться все: климат, гравитация, человек возьмет и полетит. И мы считали, что этот момент нужно обязательно зафиксировать в наших проектах. Начали вывешивать мосты, большие пролеты, делать стеклянные полы, рассчитывать на состояние полуневесомости. И действительно много реализовывалось. Был такой самый мечтательный период. Все происходило быстро, быстро менялась страна, появлялись новые заказчики, обрастали капиталами и возможностями. Где-то с 2000-х начал активно расти Сити, и мы все это почувствовали. Так же как и первый кризис в 2008-м, но инерция от эпохи расцвета продолжалась до 2012 года. Мы смеялись, что меньше 100 тыс. м² нам можно даже не предлагать — сейчас такое трудно себе представить. Тем не менее это был период становления.

 

 

  

«Мастерская Асадова»: А. Асадов, Е. Честнова, консультанты А. Ларин, А. Кеглер, Ю. Бархин, С. Скуратов. Пристройка к зданию школы № 1244 (1995). Москва, Вспольный переулок, 6. Источники фото: archnewage.ru, archi.ru.

Полукруглый объект пристроен к типовому школьной «коробке» 1950-х годов, хотя на территории есть и историческое здание московского особняка. По идее авторов, именно такая форма была способна плавно интегрироваться в существующий школьный двор-сад и именно такое объемно-фасадное решение — объединить разрозненные части в целое. Внутри пристройки разместился зал и несколько классов.

 

 

 

Евгений Асс, ректор Московской архитектурной школы МАРШ

 

Если вспоминать начало 1990-х, то какие-то первые успехи тогда до сих пор остаются для меня самыми значительными. Была какая-то общая тенденция выработать авторскую философию, опираясь на лучшие образцы мировой практики. Еще Остоженка не была предметом девелоперской атаки. Еще не было строительного бума. Это было сложно для выживания, но давало основание для какой-то сосредоточенности и осмысленности. Отчасти это были времена, когда выстраивались идеи независимой архитектуры. С другой стороны, рынок строительных материалов и самих строителей был еще слишком костный, неоткрытый для современной технологии. И все-таки оптимистическая была перспектива. Общекультурная программа ориентировалась на светлое будущее — а к сегодняшнему моменту подошла, как мне кажется, к точке абсолютной конъюнктуры и по преимуществу полной зависимости архитектуры от большого бизнеса и власти. Большой объем строительства не означает расцвета архитектуры. Статистически да, но это не значит, что из этого количества неизбежно вырастает шедевр, потому что запросы рынка — не на шедевры, а на что-то другое. Не обязательно противоположное, но сложно ожидать от девелоперов запроса на чудо. Если и возникает этот запрос, то он неизбежно связан с экстравагантностью и трюкачеством, которые для меня не являются обязательными признаками шедевра. А вот глубокой архитектурной философии, которая появилась бы на фоне этого расцвета строительного рынка, я, к сожалению, не вижу. Вижу среднестатистическую архитектуру, мне почти ничего из этого неинтересно. Мне кажется, это такая общемировая проблема. Не хочется это называть кризисом, но есть определенные сложности с порождением новых содержательных архитектурных идей. Где-то они есть и возникают в основном на периферии, не на девелоперском фронте, а где-то в стороне, в камерных форматах. Из коммерческих архитекторов вообще единицы тех, кто успевает реализовывать свою философию. С одной стороны, у нас строительный бум, а с другой, я бы сказал, что архитектура как профессиональная деятельность находится в каком-то неосознанном, не самоосознанном, не культурноосознанном состоянии.

 

 

Группа «АБВ»: А. Воронцов, Н. Бирюков, В. Свистунов, М. Струченевская, И. Кузнецова. ТЦ «Наутилус» (1999). Москва, Никольская улица, 25. Источник фото: noel-g.livejournal.com

Пожалуй, одна из самых спорных построек 1990-х годов, по мнению современников, вобравшая в себя все характерные черты нового «московского стиля», доведя их до абсурда торжествующего китча: башни, полуарки, ротонды, шары и металлические козырьки, мозаика пространного орнамента и цветовой гаммы. Впрочем, распространена и другая точка зрения, согласно которой здание торгового центра своим обликом реагирует на другие, в целом очень разномастные и разновременные, постройки Лубянской площади и чуть ли не самым удачным образом из возможных завершает ее архитектурный ансамбль.

 

 

 

Сергей Скуратов, «Сергей Скуратов Architects»

 

Время было действительно непростое, но очень интересное. Каждый искал свой собственный путь, собственный язык и свое место в профессиональном пространстве. Иногда и вне его. Кто-то, кто смелее, — и вне родины. Почти все решали какие-то конкретные задачи, в основном, зарабатывая себе на жизнь. Я почти перестал совмещать работу художника и архитектора и после нескольких выигранных серьезных конкурсов окончательно выбрал архитектуру. В эти годы я постепенно ощущал потерю интереса к языку постмодернизма, которым мы поголовно были заражены в восьмидесятые. Этот язык и его философия устаревали и почти исчерпали себя. Много путешествуя и разглядывая журналы, я сравнивал то, что происходит в России, с тем, что происходит в Европе, и понимал, что мы в глубоком лесу, и надо как-то из него выбираться. Бродский и Уткин в восьмидесятые построили культовый для того времени постмодернистский ресторан «Атриум», Боков с Будиным сделали деконструктивистский и очень модный музей Маяковского. В 1991 году после победы в конкурсе ЮНЕСКО мы расстались с Сашей Лариным и стали работать отдельно. Я много строил и активно сотрудничал как архитектор с московским Сбербанком. При этом продолжал испытывать мощнейшее влияние одновременно и Альдо Росси, и Леона Крие, и Джеймса Стирлинга. Это был период индивидуального выживания и развала, никто не знал, в каком направлении двигаться и что делать. Исчез государственный заказчик, появился частный, частный заказчик тоже ничего не понимал и не знал, чего он хочет. Все двигались и работали абсолютно интуитивно, достигая очень интересных результатов, несмотря на почти умерший на тот момент строительный рынок. В середине девяностых все постепенно нормализовалось, и оформилась понятная перспектива деятельности. К Сереже Киселеву я пришел в 1995 году и за семь лет построил в его мастерской шесть домов. За эти годы полностью изменился мой профессиональный язык, и я окончательно созрел для создания своей мастерской.

 

 

«Сергей Скуратов Architects»: С. Скуратов, В. Жеребцов, М. Пелеева, А. Шаруденко, Е. Анваер, А. Медведев, М. Серебряников, К. Ходнев. Жилой комплекс в Бутиковском переулке (2003). Москва, Бутиковский переулок, 5. Источник фото: skuratov-arch.ru

Темный кирпич, один из любимых материалов Сергея Скуратова, ранее проскальзывающий в его работах лишь робким мотивом, в этом проекте впервые исполнил главную партию. Именно он объединил такие разные по форме, фактуре и цвету объемы в целостную композицию. Один из первых домов, которые Скуратов построил как самостоятельный архитектор.

 

 

 

Алексей Бавыкин, Мастерская Алексея Бавыкина

 

Это был самый интересный момент — ощущение свободы: во многом, может быть, наивное, в чем-то нужное, а в чем-то, может быть, и ложное. Все кинулись рисовать какую-то архитектуру. Хотя лет через 20, наверное, появилось осознание, что такое явление, как советский модернизм, который тогда заканчивался, — явление достаточно интересное, мощное, и сейчас его начинают все больше и больше оценивать. Но мы как следующее поколение говорили, что все это не то, кто-то пошел в постмодерн, кто-то в европейский модерн. Главное было — понюхать свободы. Было сделано много интересных вещей — прорывных, любопытных, образных. Мы еще не были помешаны на экономике, да и заказчики в этом деле ничего не понимали, потому и появлялись всякие чудные сооружения.

 

Прошедшее тридцатилетие я трактую так: эпоха перестройки, эпоха загула, когда вдруг на всех свалились деньги, и эпоха отрезвления — логическое завершение цепочки. И мы все ждем: вдруг все развернется и начнется по новой. Мой прогноз такой: вполне может быть, что опять наступит время свободы, и молодые люди оценят его правильно и, учтя наши ошибки, пойдут совершенно другим, своим путем.

 

 

АО «АБД»: А. Бавыкин, С. Бавыкин, Б. Левянт, В. Павлов. Офисное здание телестудий АВС NEWS и NHK (1993). Москва, ул. Мясковского, вл. 7, стр. 1. Источник фото: archi.ru

Заказчик задал ставшую в дальнейшем типичную задачку: приспособить московский особняк XVIII—XIX века под современные нужды. К сожалению, и решение задачки оказалось «типическим»: ввиду плачевного состояния двухэтажной постройки три фасада из четырех снесли, а затем восстановили, утратив в процессе в том числе и значительную часть аутентичного декора.  Тем не менее, сочетание современного объема, увенчанного стилизованной ротондой, с элементами архитектуры 200-летней давности оказалось гораздо более органичным, чем могло бы. В настоящее время рассматривается вопрос о сносе обеих частей постройки.

 

 

 

 

 

Николай Лызлов, Мастерская Николая Лызлова

 

Я помню, как все было в советское время. Я строил кирпичный дом на углу улиц Щербаковской и Фортунатовской, и надо было согласовывать алюминий, например: сидел специальный человек, к которому ты приходил и говорил, что нам нужно на ограждение столько-то алюминия. Причем надо было сразу сказать цифру вдвое большую, потому что он всегда не глядя сокращал вдвое. Возможности построить дом из кирпича еще надо было добиться, потому что установка была все делать из панелей. И вдруг, когда с революцией в 1991 году этот прессинг спал, с архитекторами — старыми мастерами — случилась ужасная вещь: они расцвели каким-то невероятным постмодернизмом, совершенно неприличным и непристойным. Тогда у меня была такая ассоциация, что это глубоководные рыбы, которые в Марианской впадине под диким давлением плавали, и все уже привыкли, и было вроде неплохо, но тут их подняли на поверхность — и они лопнули. А потом все как-то само собой цивилизовалось, безумная эйфория прекратилась. Все стали держать себя в руках с точки зрения вкуса, и все стало правильно.

 

 

Архитектурная мастерская Лызлова: Н. Лызлов, А. Краснов, О. Каверина; конструктор Е. Шабалин. Гараж-паркинг (2004). Москва, 9-я парковая улица, 60—62. Источник фото: archnewage.ru

Здание, построенное во время московского «гаражного бума» начала 2000-х, предельно монументально и лаконично. Тем выразительнее зигзаги на фасаде, порожденные интегрированными в интерьер автомобильными пандусами, и пустота под ним, образованная конструктивистским приемом «становления на ножки» и раскрытая навстречу спешившимся водителям. Впрочем, пустота таковой была недолго: хозяин здания до сих пор ее сдает в аренду разным торговым организациям.

 

 

 

 

 

Александр Кузьмин, президент РААСН

 

Я вам скажу, не Лужков эти башенки рисовал. Это был такой момент, когда, представьте, например, что голодный человек попал на шведский стол. Или у него раньше были советские кубики, а ему вдруг выдали LEGO. Неудивительно, что целая плеяда архитекторов ударилась в историзм, причем иногда это было очень забавно, потому что получалось гениально. Белов, Бархин, Леонов очень грамотно работали в классике. Или Алексей Воронцов, мой друг, который всегда экспериментировал, — уж сколько он получил критики за свой «Наутилус». Но когда нужно было МАРХИ отобразить этот период, они поставили в книгу именно его.

 

 

 

 

 

Марина Игнатушко, журналист, активист, идеолог и создатель Рейтинга нижегородской архитектуры

 

У самих нижегородских архитекторов очень сложное и неоднозначное отношение к понятию «Нижегородская архитектурная школа». Оно было сформулировано Бартом Голдхорном и Григорием Ревзиным в середине 90-х, и это больше аванс, выданный на волне дружбы с Александром Харитоновым. Действительно, казалось, началось некое победоносное шествие нижегородской архитектуры на разных конкурсах; и в «Коммерсанте» даже появилась статья с комплиментарными словами о Нижнем Новгороде как столице российской архитектуры 1990-х. Было приятно, и все это существенно поднимало градус всеобщего воодушевления. Харитонов был главным архитектором города и возглавлял градсовет. Еще важным было то, что почти все, с кем связано понятие «Нижегородская архитектурная школа», до этого или учились в ННГАСУ, или работали вместе в «Нижегородгражданпроекте». Цеховая близость и доверие воспитывались годами, и это влияло на отношения уже и между частными бюро. Архитекторы разошлись по своим мастерским, получили большую степень творческой свободы и, казалось, из всего этого, в конце концов, выкристаллизуется архитектурная школа. Архитекторы были героями 90-х. И нижегородская архитектура действительно интересовала всех. Выходило много передач, публикаций. Имена архитекторов были на слуху. Мы с Любовью Сапрыкиной успели сделать два путеводитель по современной нижегородской архитектуре, более подробный из них назывался «111 проектов и построек». Когда в 2003 году вышел второй, уже более компактный сборник, Любовь Михайловна сказала, что, похоже, все закончилось. И действительно, как раз тогда площадки в Нижнем Новгороде заинтересовали московских инвесторов, обострилась конкуренция строительных компаний, и прежнее вчувствование в город, переживание каждого места, каждого его угла как неповторимого чаще стало уступать заурядной экономике. А нижегородская школа и отличалась как раз особой эмоциональностью, многословностью и многослойностью, когда архитектор пытался выразить свое понимание места и свою любовь к нему. Нижегородские постройки, по сути, об этом. Вспомним тот же банк «Гарантия», который своим появлением вначале всех удивил. Такие вдруг открытые чувства после десятилетий типового строительства! Бурные, буйные, живые, непосредственные фантазии. Но на смену удивлению пришло понимание: вся эта пластика — от чувственного нижегородского ландшафта… Другой классический пример нижегородской школы — жилой дом «Пила», чьи контуры плавно выстроены по абрису оврага. Контекст важнее контента. Нижегородская школа — она про контекст. Конечно, школа предполагает единство подходов, приемов, преемственность. Но ценность опыта 90-х прежде всего в том, что Нижний Новгород, нижегородские архитекторы в 90-е показали: возможно развитие архитектуры на отдельном маленьком участке и в отдельный временной период, даже если это не столичный город.

 

 

 

Творческая мастерская архитекторов Харитонова и Пестова: А. Харитонов, Е. Пестов, при участии И. Гольцева, С. Попова. Банк «Гарантия» (1995). Н. Новгород, Малая Покровская, 7. Источник фото: archnewage.ru

В настоящее время — здание «Саровбизнесбанка». Одна из самых известных построек так называемой нижегородской архитектурной школы, которая начала формироваться в 1990-е годы во многом под влиянием Александра Харитонова — в ту пору главного архитектора Нижнего Новгорода. «За развитие региональной архитектурной школы в г. Нижний Новгород и создание в его центре административных зданий на улицах Горького, Фрунзе и банка «Гарантия» на улице Малая Покровская» в 1996 году Харитонов получил Госпремию РФ. Выражение «смесь французского с нижегородским» подходит здесь как нельзя лучше: протестуя против безликих модернистких коробок, Харитонов и последователи переплетали в своих проектах элементы ар нуво и деконструктивизма, выработав на их основе собственный самобытный архитектурный язык. Так, в здании первой очереди банка «Гарантия» размещались на самом деле сразу три разных по функции учреждения: собственно банк, пенсионный фонд и вспомогательные службы Дома бракосочетания. Тем не менее, они изолированы друг от друга физически и визуально, будучи акцентированными по-разному решенными входами, пластикой фасадов и декоративными элементами.

ЕВГЕНИЙ ПЕСТОВ (ТМА Харитонова и Пестова): «В советской типологии банков не было. Поэтому мы ориентировались на постройки в стиле модерн: банк на Покровской (В. Покровский), бывший Поземельный банк (Ф. Ливчак), банк Рукавишникова (Ф. Шехтель). Хотелось сделать нечто надежное и защищенное. Отсюда ассоциация с сундуком под замком, который надежно защищает капиталы нового русского капитализма».

 

 

 

Сергей Чобан, бюро SPEECH

 

После десятилетнего перерыва я приехал в Москву в 2000-м году.

 

И это был как раз тот период, когда в российской архитектуре активно боролись две тенденции. Первая — стремление к известному многословию в деталях. Причем то, что называется сейчас «лужковский стиль», по моему мнению, не являлось политическим заказом. Это была совершенно объяснимая ностальгия по той архитектуре, которая была запрещена хрущевским постановлением и обрекла на смерть архитектуру деталей. И в первую очередь для людей среднего и старшего поколения, которые еще помнили этот переход, совершенно естественным было желание снова работать с большим количеством деталей, в том числе и тех, которые продолжали исторические стили.

 

Вторая тенденция, которая подпитывала более молодое поколение архитекторов, — это следование современным мировым трендам, стремление делать архитектуру, лишенную стилизаций, и это было очевидное желание продолжать лучшие и со вкусом сделанные минималистичные образцы, которые десятилетиями активно делались и продолжают делаться в Западной Европе.

 

И эти две тенденции — возвращение к богатой, в основном историзированной детали и стремление следовать традициям западной архитектуры — существуют в российской архитектуре до сих пор. Мне кажется, это совершенно оправдано. Но с другой стороны, за это же время китайская архитектура, например, создала абсолютно самобытный облик, который не повторяет, а активно противостоит интернациональной архитектуре. Собственная китайская школа легко узнается в обращении с существующей субстанцией и материалами, ее не спутаешь с архитектурой других стран. То же самое я увидел в Иране — там архитекторы только за счет того, что они следовали собственному голосу и слуху, добились не только колоссальных успехов, но и колоссального признания.

 

А Россия все еще на переходном этапе. Хотя 30 лет — это колоссальный срок, и в жизни каждого человека, и в жизни любой отрасли промышленности или вида искусства. За этот срок Япония в 1960-е годы создала собственное самостоятельное направление метаболизм. Потому что, к сожалению, никого не интересует подражание прошлому или подражание чужому. Всех интересует только самобытный путь. Без культивирования ростков собственной архитектурной школы невозможно добиться чего-то своеобразного и интересного другим.

 

Причин отсутствия в России самобытной архитектурной школы много. Первая историческая — это буквально врожденный, внедренный в нас огнем и мечом петровский космополитизм, который так просто не изжить: все западное лучше собственного. Следствием этого в нулевые годы стали абсолютно тупиковые разговоры о том, что мы являемся базовой сырьевой частью глобального мира, и все остальное можем просто закупать. И лишь сегодня мы наконец встали на путь собственного производства стройматериалов. Понятно, что упущенное время непросто наверстать. А без собственной строительной базы не будет собственной архитектуры. Потому что и китайская, и иранская, и японская архитектура — это в первую очередь абсолютно потрясающее владение строительными технологиями на собственной почве. Японский бетон не повторить нигде в мире — о таком стремлении к качеству в других странах можно только мечтать. С другой стороны, есть Китай и Иран со своими потрясающими кирпичными или каменными структурами. Аналогичное движение должно происходить и в России, должна быть собственная строительная база, только свои или преимущественно свои строительные материалы. Например, если я строю или проектирую здание из натурального камня в Германии, я беру не итальянский камень, а немецкий ракушечник. Никому не придет в голову везти кирпич в Германию из Бельгии. Так что второй пункт после изживания в себе ни к чему не приводящего космополитизма — это развитие строительной базы.

 

И третья позиция сегодня — это опора на молодежь, то есть людей, которые, надеюсь, смотрят более открыто на все процессы, происходящие в России и мире. Я считаю, что молодежная биеннале в Казани, которую мы в этом году продолжаем, программа «Архитекторы.РФ» Института «Стрелка» — это те институции, которые дадут молодому поколению возможность найти применение своим силам и талантам.

 

Задачу поиска русской идентичности в архитектуре я ставил и ставлю себе постоянно. В каких-то работах, мне кажется, я больше приблизился к цели, в каких-то меньше. Конечно, очень важной реализацией для меня был дом на Гранатном, если говорить о моем взгляде на архитектуру. Желание более активно работать с поверхностью, рельефом в этом проекте проявилось в первый раз. Фасады и фактуры Невской ратуши — тоже, я считаю, интересный эксперимент, реализованный в рамках нашей совместной с Евгением Герасимовым работы. Он, как мне кажется, является своеобразным ответом на традиции русской архитектуры в рамках петербургской школы. Особенно дом, который выполнен с инкрустированными элементами более темного и более светлого мрамора в рамках плоской стены. Это довольно уникальный пример работы с поверхностью, когда, с одной стороны учитывается влияние климата (в Петербурге любой рельеф — это поверхность для активного насаждения грязи и пыли), а с другой стороны, удается добиться многослойности. Плюс, мне кажется, там дан очень интересный пример организации разнообразного внутреннего пространства в здании самой ратуши. Или, например, Музей сельского труда, что мы с Агнией Стерлиговой сделали в Николо-Ленивце: это очень типичное для русской допетровской архитектуры сочетание простых форм с выраженной массивностью материального языка. То есть я говорю, прежде всего, о выраженной материальности и определенном лаконизме форм, но где-то уместно и многословие — там, где при известной прагматичности формы здания речь идет о подчеркивании сложности разнообразия поверхности фасадной структуры. Потому что большинство наших зданий абсолютно прагматичны. Разговоры о том, что архитектура приобрела совершенно другие формы, это разговор, который касается, может быть, 10% архитектуры, а 90% объемов — это по-прежнему сундуки, и с этими сундуками надо что-то делать с точки зрения языка и пластики их фасадов.

 

Однако пока тенденция все равно идет в другую сторону. Часто заказчик говорит мне: у тебя есть 20 успешных проектов в Германии, давай сделаем 21-й такой же. И, конечно, это не представляет проблемы, их можно плодить десятками, импортируя нужные материалы. Просто я не очень понимаю, зачем, ведь другой путь гораздо более интересен, хоть и более сложен на первый взгляд. Это путь против ветра, путь против течения. Но по-прежнему есть заказчики, которые доверяют моему взгляду на вещи и работают со мной в этом направлении.

 

 

nps tchoban voss: С. Чобан, П. Олуфс, Е. Пфайль, И. Марков. Деловой комплекс «Бенуа» на территории завода «Россия» (2008). С.-Петербург, Пискарёвский проспект, 2к2щ. Источник фото: archi.ru

Еще один пример того, как офисное здание кардинальным образом преобразило промышленное окружение: привязавшись к тому, что некогда неподалеку от участка застройки снимало дачу семейство Бенуа, архитектор Сергей Чобан оформил сплошные стеклянные фасады реконструированного фабричного корпуса напечатанными на них двухметровыми фигурами в костюмах по эскизам Александра Бенуа, придуманных художником к «Дягилевским сезонам». Те же мотивы продолжены в интерьере: фрагментами эскизов, увеличенными до видимости пикселей, украшены внутренние фасады комплекса. В 2009 году бизнес-центр «Бенуа» был признан лучшим зданием Санкт-Петербурга по итогам народного голосования и награжден премией «Дом года 2008». А в 2014-м, в подборке лучших современных построек Северной столицы, сделанных The Village, о Чобане в контексте этого здания было сказано, что «в Петербурге больше никто так не обходится с фасадами».

 

 

 

Николай Шумаков, главный архитектор «Метрогипротранс», президент Союза архитекторов России и Союза московских архитекторов

 

Случилось то, что случилось: гласность, ускорение, перестройка, Горбачев, Раиса Максимовна — все сразу в одну кучу. Голова наша резко повернулась на Запад. Мы еще не знали, что можно смотреть на Восток. Мы стали ездить, активно получать литературу. Помню, Женя Асс, возбужденный, каждую неделю в библиотеке Союза читал лекции, просвещал архитекторов. Благое дело делал, знал, как подать материал. Я помню, пару раз даже сходил, несмотря на вечный дефицит времени. Одним словом, повернулись на Запад. С тех пор у меня две грыжи в позвоночнике, потому что голову свернули всем. Думали: вот она, правда, вот она, там, давайте в свой архитектурный процесс встроим Запад и будем жить как люди!. .

 

В какой-то степени, конечно, это получилось. Очень скоро наступил московский строительный бум. Погнали мы продукцию, погнали сумасшедшими темпами, не успевая даже во многих ситуациях осознать, что мы делаем. Но, надо сказать, что каких-то глобальных провалов в Москве не наблюдалось в те годы. Может быть, в большой степени благодаря тому, что в то время выявились достаточно сильные и профессиональные архитектурные лидеры: Скокан, Киселев, Левянт, Скуратов. Плюс во главе Москомархитектуры стоял Александр Викторович Кузьмин, который не позволял делать глупости. Поэтому так, со свернутой шеей, мы два десятилетия и прошагали. Потом наступил кризис, достаточно глубокий, и у нас появилось время подумать — что мы вообще делали и как нам жить дальше. Я даже переживал, что этот кризис не наступил раньше, потому что действительно времени подумать практически не было. Бум захлестнул нашу профессию. Но что делать? Россия — удивительная страна: она все время сначала делает, потом думает. Одним словом, наступило время подумать. И это, конечно, благо, эта пауза сыграла на пользу нашему сообществу и нашей архитектуре.

 

Выявились, например, просчеты. Все-таки не имея стратегической линии развития архитектуры, нельзя было штучно плодиться и размножаться во всем нашем пространстве. Но наконец произошло осмысление, и ситуация, на мой взгляд, стабилизировалась. По крайней мере сейчас мы пытаемся понять, что происходит и куда мы двигаемся. Шею сломали, бум наступил, кризис пришел. Сейчас, я думаю, не будет таких судорожных всплесков ни в строительстве, ни в архитектуре. Затишье сейчас практически катастрофическое. Многие архитекторы сидят без работы, не говоря уже о провинции. Я, к сожалению, знаю, о чем говорю, потому как будучи президентом Союза, принимаю с жалобами и ветеранов, и молодежь. Мы, как можем, помогаем. Мы же оптимисты, профессия архитектора — оптимистическая профессия. Поэтому думаю, завтра все изменится, и благость на нас спустится, и мы покажем еще всем кузькину мать, как мы любим, покажем всему миру, что мы самые хорошие, самые талантливые, самые умные, самые профессиональные, самые-самые архитекторы. Все предпосылки к этому есть.

 

 

АО «Метрогипротранс»: Н. Шумаков, Н. Шурыгина, Н. Трусилова, Е. Мирошкина, В. Молчанов; конструкторы Б. Монов, О. Шишов, Д. Лабузов, А. Гальченко. Живописный мост (Мост в Серебряном бору) (2007). Фото: Ivan Korostelev, 2012. Источник: commons.wikimedia.org

Этот мост необычен всем сразу, и название, формально доставшееся ему от проходящей неподалеку Живописной улицы, оказалось пророческим. Первая особенность — в том, что мост этот не через реку, а вдоль реки, что было обусловлено и нетривиальной траекторией дороги, и попыткой невмешательства в природоохранные зоны. Вторая особенность — конструкция, одновременно арочная и вантовая. Высота арки составляет 90 м — под ней спокойно проходят суда. Ну, и третья, — это, конечно же, капсула смотровой площадки, без которой облик моста был бы совсем иным. Так один из немногих выходов главного архитектора «Метрогипротранса» «на поверхность» (компания и Николай Шумаков в частности известны своими проектами для метрополитена) сразу же стал заметным городским объектом и получил мировое признание. Через 10 лет после открытия мост получил престижную премию Огюста Перре — такое с российским проектом за 56 лет существования премии случилось впервые.

 

 

 

 

отбросим ложную скромность » Вcероссийский отраслевой интернет-журнал «Строительство.RU»

…В Музее архитектуры имени Щусева открылась знаменательная выставка «Российская архитектура. Новейшая эра». На открытии присутствовал, кажется, весь архитектурный бомонд.

На открытии выставки. Директор музея архитектуры им. Щусева Елизавета Лихачева (слева), главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов ( в центре), куратор выставки Андрей Асадов

Выставка взяла на себя грандиозную задачу – показать своеобразную летопись российской архитектуры за последние тридцать лет – с 1989-го по 2019-й. Причем изменения, произошедшие в архитектуре за эти три десятилетия, авторы рестроспективы решили проследить через персоналии, события  и наиболее значимые архитектурные произведения этого периода.

— В 2019 году нашему бюро исполнилось тридцать лет, и это стало поводом оглянуться назад, чтобы проследить его эволюцию, — рассказал «Строительство.RU» куратор проекта, архитектор Андрей Асадов (бюро Александра Асадова). — Изучая историю бюро, мы вскоре поняли, насколько тесно она переплетается со всей историей современной российской архитектуры, точнее, с ее совершенно отдельным пластом – авторской архитектурой, начавшей свой отсчет в 1989 году. Нам захотелось проследить этот 30-летний путь авторской архитектуры, с одной стороны – как отражение новейшей истории страны, а с другой – как череду самостоятельных произведений искусства, оставивших свой след в общем культурном поле. Так и родилась идея проекта “Российская архитектура. Новейшая эра”.

Выступает куратор выставка Андрей Асадов

Не скроем, даже мэтры архитектуры, пришедшие на открытие, с некоторым беспокойством вглядывались в стенды экспозиции: попал- не попал? Потому что это уже подведение итогов, уже история.

Не рано ли подводить итоги?

— Не рано, — поделился с нами своим личным мнением президент Международной академии архитектуры (МАММ) Андрей Боков. Пройден большой путь, от первых архитектурных кооперативов до крупных архитектурных мастерских в их сегодняшнем понимании. И пора ставить если уж не точки, то хотя бы первые запятые на этом пути.

У российской архитектуры, по мнению главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, все еще сохраняется если не комплекс неполноценности, то, по крайней мере, некая ложная скромность по поводу достигнутых результатов. Не нужно стесняться и не нужно комплексовать, — считает Сергей Кузнецов. А такие ретроспективы — с выделением главных достижений — как раз помогают понять наше место в общем архитектурном строю.

Проект Белая площадь-бюро ABD Architects

Присутствующая на открытии выставки директор Музея имени Щусева Елизавета Лихачева заметила, что к началу 21 века архитектура, наконец-то занялась тем, чем она и должна заниматься – созданием комфортной для человека среды обитания.

Архитекторы не поленились и сопроводили масштабное исследование почти тридцатью арт-объектами, иллюстрирующими наиболее значимые постройки. В их числе оказались здания и сооружения самого разного веса и масштаба. «Полу-мост надежды»  Тимура Башкаева, впервые показанный на фестивале АрхСтояние, соседствовал с грандиозным ЖК «Садовые кварталы» Сергея Скуратова, а музейный комплекс «Куликово поле» Сергея Гнедовского – с совсем «свежим» проектом — частной деревянной виллой Клаугу-Муйжа архитектора Тотана Кузембаева. Небольшое по размерам, но очень оригинальное по форме хранилище коньячного завода в Черняховске Левона Айрапетова и Валерии Преображенской из бюро «TOTEMENT/PAPER» изящно оттеняло масштабный проект федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии (2011), спроектированный Александром и Андреем Асадовыми.

Лестница, уходящая в бесконечность архитектора Михаила Филиппова

Автор этих строк с приятным удивлением обнаружила среди самых значимых построек российского архитектурного тридцатилетия дом, мимо которого почти каждый день ходит на работу. Это жилое здание на проезде Загорского, спроектированное ТПО «Резерв» под руководством Владимира Плоткина. Удивительное – рядом. 

О творческих корнях и лестнице в бесконечность

Любопытным оказалось и переосмысление архитекторами собственных проектов. Тотан Кузембаев, например представил свой красивейший проект из дерева в виде грубой арматуры с повисшими на ней кусками бетона: ее будто только что вырвали из земли, и лишь сверху эту композицию венчал небольшой, тщательно обработанный кусок дерева.

Так представил на выставке свой проект Полу-мост надежды архитектор Тимур Башкаев

— Так я представляю себе мою работу, — сказал Тотан. – Бетон, арматура, инженерные сети, все, что связано с «грязными» строительными процессами – это мои корни, корни моего проекта, из которого и рождается потом красота.

А архитектор Михаил Филиппов (Персональная мастерская Михаила Филиппова), проектирующий в классических традициях показал выразительную графическую работу – лестницу, ведущую в бесконечность.

— Я изобразил Архитектуру, которая уходит, с одной стороны в бесконечную глубь веков, а с другой – в бесконечное будущее, — объяснил корреспонденту «Строительство.RU» автор. – Вообще-то я художник, а архитектурой занимаюсь на досуге. Наверное, приятно, на досуге попасть в топ-30 лучших архитекторов последних десятилетий.

Челябинский трубопрокатный завод Высота 239. Бюро Ё-программа

Столь широкий резонанс архитектурные достижения наших современников не получили бы без наших коллег, журналистов, которые внесли свою лепту в становление новой российской архитектуры. Это, конечно же, архитектурный критик Григорий Ревзин,  долгие годы ведущий архитектурные колонки в ряде изданий, это журналист, редактор, искусствовед Николай Малинин, известный критикой так называемого «лужковского» стиля. Это архитектурный журнал «Проект: Россия». Целая серия архитектурных сайтов: www.archi.ru, www.archspeech.ru и т.д. И об этом тоже достаточно подробно рассказывает новая выставка.  

Инсталляция Тотана Кузембаева, посвященная проекту виллы Клаугу-Муйжа

Завтра начинается сегодня

Итак, первые итоги подведены. Что же дальше? Можно ли в дне сегодняшнем (или даже вчерашнем?) увидеть очертания таинственного будущего? Каким оно будет? Дискуссии по этому поводу ведутся уже давно. Велись они и в кулуарах выставки.

— На настоящее можно смотреть с двух ракурсов – из прошлого и из будущего, — заметил кто-то из именитых гостей выставки. — Пока наш взгляд на настоящее – из прошлого.

Павильон водочных церемоний Александра Бродского

Популярный в конце прошлого – начале нынешнего века постмодернизм архитектурная общественность торжественно проводила еще в 2000-х. Не говоря уже о модернизме, который перекочевал в историю еще раньше.

— Сегодня хочется какого-то чистого стиля, не замутненного «подшучиваниями» над классикой, свойственными постмодернизму, — обмолвился кто-то из «мэтров».

Живописный мост. Архитектор Николай Шумаков

И, надо сказать, часть архитекторов солидаризировалась с этой позицией.

— Новая архитектура появляется, когда этого требует время. Когда полностью меняется наша жизнь. Как это было в 20-х годах прошлого века во времена русского авангарда, в эпоху Bauhaus, —  считает вице-президент МАММ Юрий Виссарионов.

Сейчас говорят о времени некоторого затишья: отечественная архитектура стремится сохраняться в прежних формах и объемах. Но затишье, как известно, наступает перед «бурей». Как только сформируются новые потребности, появятся новые идеи, форматы проживания – можно ожидать очередного взрыва архитектурных новаций. А, может быть, мы даже станем свидетелями рождения очередного «Большого стиля».

В залах выставки Российская архитектура — новейшая эра

Участники исследования «Российская архитектура: новейшая эра»

  1. Андрей Боков, МНИИПОКОСиЗ. Объект: Музей Маяковского на Лубянской площади в Москве, 1989
  2. Алексей Бавыкин. Объект: Здание «Инфобанка» на проспекте Вернадского. 1997
  3. Владимир Плоткин, ТПО «Резерв». Объект: Жилой комплекс на проезде Загорского. 1999
  4. Александр Бродский. Объект: Павильон водочных церемоний. 2004
  5. Александр Скокан, бюро «Остоженка». Объект: Административное здание на 1-ой Брестской улице. «Дом-пингвин». 2004
  6. Николай Лызлов. Объект: Гараж-паркинг на 9-ой Парковой улице. 2004
  7. Михаил Филиппов. Персональная творческая мастерская. Объект: Жилой комплекс «Римский дом». 2005
  8. Тимур Башкаев, Архитектурное бюро Тимура Башкаева (АБТБ). Объект «Полумост надежды» на АрхСтоянии. 2006
  9. Николай Шумаков, Метрогипротранс. Объект: Мостовой переход «Живописный» через Москву-реку. 2007
  10. Антон Надточий, Вера Бутко, бюро «Атриум». Объект: Школа-интернат для детей-сирот в Кожухово. 2007
  11. Юрий Григорян, бюро «Меганом». Объект: Театр Mercury. Барвиха Luxury Village. 2008
  12. Алексей Воронцов, Бюро архитектора Воронцова. Объект: Реконструкция «Бахметьевского автобусного гаража». 2008
  13. Евгений Герасимов, бюро «Евгений Герасимов и партнеры» и Сергей Чобан «NPS Tchoban Voss». Объект: Жилой комплекс «Дом у моря». Санкт-Петербург. 2008
  14. Владимир Юданов, бюро «Ё-программа». Объект: Челябинский трубопрокатный завод «Высота 239». 2010
  15. Adjaye Associates совместно с «А-Б студия». Кампус Московской школы управления «Сколково». 2010
  16. ABD architects совместно с APA Wojciechowski Architekci (Польша). Объект: Бизнес-центр «Белая площадь». 2010
  17. Александр и Андрей Асадовы. Объект: Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011
  18. Сергей Чобан, SPEECH. Объект: Офисное здание на Ленинском проспекте. 2011
  19. Никита Явейн, «Студия 44». Объект: Музейный комплекс Государственного Эрмитажа в восточном крыле Главного Штаба. 2014
  20. Сергей Скуратов, бюро «Сергей Скуратов architects». Объект: жилой комплекс «Садовые кварталы». 2015
  21. Борис Бернаскони, бюро BERNASKONI. Объект: «Ельцин-центр», Екатеринбург. 2015
  22. Евгений Асс, бюро «Архитекторы Асс». Объект: Филиал ГЦСИ в Нижнем Новгороде. «Арсенал». 2015
  23. Сергей Гнедовский, Архитектура и культурная политика ПНКБ. Объект: Музейный комплекс «Куликово поле». 2016
  24. Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, бюро «TOTEMENT/PAPER». Объект: Музей и хранилище коньячного завода в Черняховске. 2017
  25. Наринэ Тютчева, бюро «Рождественка». Объект: Реконструкция флигеля «Руина». 2017
  26. Дмитрий Овчаров, бюро NEFA architects. Объект: Станция «Солнцево» московского метрополитена. 2018
  27. Тотан Кузембаев, архитектурная мастерская Тотана Кузембаева. Объект: Усадьба Клаугу-Муйжа. 2018

Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра»

  • 15 Мая — 16 Июня 2019 года
  • Москва



Выставка пройдет в рамках одноименного исследовательского проекта, изучающего изменения в российской архитектуре за последние 30 лет через персоналии, события и произведения ведущих российских архитекторов.


Даты мероприятия: 15 мая – 16 июня 2019 года. Место проведения: корпус «Руина» Музея архитектуры им. Щусева (Москва, ул. Воздвиженка, 5/25).


Ключевым элементом экспозиции «Российская архитектура. Новейшая эра» станет коллекция из почти 30 арт-объектов, представляющих наиболее значимые постройки. Формат инсталляции или арт-объекта, выражающий наиболее яркую особенность архитектурного решения здания, его образа или пластическое воплощение главной идеи, призван подчеркнуть статус архитектуры как вида искусства и части общекультурного контекста.


В рамках выставки пройдут открытые мероприятия, лекции, круглые столы и семинары, посвященные тенденциям и достижениям российских архитекторов, а также анализу их взаимосвязи с глобальными событиями в истории страны и мира. Кроме того, состоится презентация сборника «Российская архитектура. Новейшая эра», включающего результаты исследования: «летопись» российской архитектуры в событиях и постройках, «приметы времени», цитаты из интервью участников проекта.


После окончания выставки проект «Российская архитектура. Новейшая эра» продолжится как в выставочном формате – на профильных фестивалях в различных регионах России, так и онлайн – на сайте проекта www.archnewage.ru, где будут собраны информация и мнения о значимых событиях и постройках.


Проект «Российская архитектура. Новейшая эра» – это попытка исследовать и наглядно представить наиболее важные этапы развития отечественной архитектуры, осмыслить ее эволюцию как неотъемлемую часть истории всей страны. В рамках проекта было проведено масштабное исследование, в котором приняли участие более 300 респондентов, архитекторов и экспертов из различных регионов России. На основании их мнений был составлен перечень наиболее значимых объектов и событий. Эта своеобразная «летопись» современной истории российской архитектуры вместе с видео-комментариями авторов самых ярких построек и участников ключевых событий будет представлена на выставке в корпусе «Руина» Музея архитектуры им. Щусева с 14 мая по 16 июня 2019 года.


Инициаторы и организаторы проекта «Российская архитектура. Новейшая эра»: Архитектурное бюро ASADOV, Союз архитекторов России, Союз московских архитекторов, Проект Россия.


Партнеры издательской программы: Комитет по архитектуре и градостроительству города Москвы, Архсовет Москвы.


Выставка проходит в рамках программы фестиваля АРХ Москва. 


Команда проекта:


Андрей Асадов, архитектор, вице-президент Союза архитекторов России;


Никита Асадов, архитектор, соучредитель агентства развития городов «Точка роста»;


Елена Петухова, менеджер специальных проектов СМА, архитектурный критик, куратор конкурсов, выставочных и культурно-образовательных проектов;


Юлия Шишалова, шеф-редактор журнала «Проект Россия», куратор выставочных и издательских проектов.


Дополнительная информация:


Елена Петухова, координатор проекта: +7 (985) 410-00-76, [email protected] com


Стратегические партнеры выставки: ДС-Инжиниринг, Barlinek, SEVALCON.


Партнеры выставки: IntiLED, ARCH-SKIN, U-kon.


Партнеры мероприятий: PUFAS, Schiedel, Knauf, ERCO, Rheinzink, Уральский гранит.

Выставка «РОССИЙСКАЯ АРХИТЕКТУРА. НОВЕЙШАЯ ЭРА. 1989–2019» Петербургская версия: «ПРОСТРАНСТВО И КОНТЕКСТ»

Основная часть экспозиции, ранее показанная в Музее архитектуры в Москве, – фактически первая попытка системно проанализировать то, что происходило в отечественном зодчестве с 1989 года, – будет дополнена локальной экспозицией «Пространство и контекст».

Выставка пройдет с 15 по 28 ноября 2019 года и представит 30 лет новейшей архитектурной истории России и Петербурга как части архитектурного дискурса страны. Инициаторами основной части выставки стали московские архитекторы братья Андрей и Никита Асадовы, и архитектурные критики Елена Петухова и Юлия Шишалова. За местный контент отвечает Владимир Фролов, архитектурный критик, главный редактор журнала «Проект Балтия». 

Проект Асадовых «Российская архитектура. Новейшая эра» был представлен в мае–июне 2019 года в Государственном музее архитектуры имени А. В. Щусева. Среди задач проекта – выявление и демонстрация этапов развития архитектурной практики через произведения, авторов и события. Содержание общероссийского проекта в значительной степени отражено на сайте www.archnewage.ru

Петербургская архитектурная картина будет, по мысли Владимира Фролова, складываться из макетов, инсталляций, отражающих программные произведения зодчих города на Неве, созданных за тот же период, а также ряда аналитических спецпроектов. 

Петербургская версия выставки «Российская архитектура. Новейшая эра» не только покажет вчерашнюю и сегодняшнюю проектную действительность, но и обозначит возможные подходы к осмыслению городских трансформаций трех десятилетий. Зрители познакомятся с подборкой наиболее важных текстов архитектурных критиков, которые имели значительное влияние на дискуссию о будущем Северной столицы и оказывали влияние на градостроительные решения. Посетители вспомнят и о драматичных перипетиях ключевых архитектурных конкурсов с их порой противоречивыми результатами. Отдельный проект будет посвящен утраченным зданиям и другим сооружениям города за указанный период.

В рамках исследовательской части выставки историк Андрей Ларионов и фотограф Алексей Боголепов представят критический анализ изменений важных панорам исторического городского ландшафта. 

Журнал «Проект Балтия» представит также проект «Архитекторы будущего» – подборку работ молодых бюро, чья деятельность представляется перспективной для города. Ви́дение начинающих зодчих приоткроет двери в следующую эру архитектуры; анализ существующей ситуации, ее демонстрация разнообразными методами, каталог архитектурных потерь совместно составят актуальное полотно петербургской архитектурной действительности. 

15 и 16 ноября в конференц-зале Центра дизайна ARTPLAY SPb пройдет открытая конференция «Пространство и контекст. Новейшая история петербургской архитектуры», приуроченная к выставке. На конференции выступят участники московской и петербургской экспозиций – ведущие архитекторы и критики двух городов. 

Участники петербургского отдела выставки – архитектурные бюро: 

«АРХАТАКА», «Витрувий и сыновья», «Земцов, Кондиайн и партнеры», «Студия 44», «Евгений Герасимов и партнеры», «ИНТЕРКОЛУМНИУМ», АМ Мамошина, Павел Ковалев, Олег Романов, Сергей Чобан, «ХВОЯ»,  FUTURA, KATARSIS, Liphart architects, Sergey Mishin studio, Semrén & Månsson и др.

Инициаторы и кураторы проекта: 

Андрей и Никита Асадовы, Елена Петухова, Юлия Шишалова

Куратор петербургской версии выставки: 

Владимир Фролов, главный редактор журнала «Проект Балтия»

Организатор петербургской версии:

Журнал «Проект Балтия» 

www.projectbaltia.com 

В рамках общественного потока секции «Креативная среда и урбанистика» Санкт-Петербургского международного культурного форума

culturalforum.ru

Генеральные партнеры петербургской версии выставки: 

Центр дизайна ARTPLAYSPb и Tandem Estate

artplay. ru  

Партнеры: 

Saint Gobain, Semrén & Månsson, ЛСР — стеновые , DerevoPark, РБК

Технические партнеры:

Aledo , Teak House

Информационные партнеры:

Urbanus.ru, «Проект Россия», IDS, Ассоциация Выпускников СПБГУ,

При поддержке:

КГА

Генеральное консульство Швеции в Санкт-Петербурге,

UrbanAwards

ГУД

О проекте

В апреле 1989 года в Москве были зарегистрированы первые персональные творческие мастерские архитекторов, многие из которых сегодня являются «лицом» профессиональной авторской архитектуры нашей страны. За прошедшие три десятилетия российская архитектура прошла огромный эволюционный путь. Менялись экономические, социополитические и культурные реалии в стране, и вместе со страной менялась архитектура, отвечающая реалиям новейшей истории России. Архитекторы, начавшие на переломе эпох частную практику, апробировали и внедряли новые методы работы с заказчиком и ведения проектного бизнеса, искали новые выразительные средства и пластический язык, соответствующий актуальным мировым тенденциям, но при этом наследующий традициям национальной архитектурной школы, осваивали новые типологии и технологии. Прошедшие десятилетия оставили в истории российской архитектуры свои вехи: имена архитекторов, задававших собственными проектами и постройками новые планки профессионального и художественного качества, объекты и проекты, оказавшие влияние на дальнейшее развитие национальной школы или так и оставшиеся уникальными примерами совпадения таланта и обстоятельств. Каждое из этих имен и явлений – значимая страница летописи новейшей эры российской архитектуры, позволяющая осмыслить и оценить пройденный путь.

Санкт-Петербург

Петербургская версия выставки создается после премьерной демонстрации проекта в Музее архитектуры имени А. В. Щусева, прошедшей c 15 мая по 16 июня 2019 года. Показ приурочен к Санкт-Петербургскому международному культурному форуму. Куратор Владимир Фролов (главный редактор журнала «Проект Балтия») наряду с основной хронологической частью экспозиции соберет отдельную – локальную – выставку, представляющую наиболее значимые работы зодчих Северной столицы за указанный период.

Пространство и контекст

Петербургский вариант проекта «Российская архитектура. Новейшая эра» предполагает две части: общероссийскую и локальную. Куратор Владимир Фролов приглашает ведущие архитектурные студии города на Неве к участию в выставке макетов наиболее важных объектов, построенных в Петербурге за рассматриваемый период, а также архитектурных моделей, отражающих творческие поиски участников. Особую роль в кураторской выставке будут играть темы пространства и контекста – центральные для петербургской идентичности и местной архитектурной школы.

Адрес: Красногвардейская пл., 3

Вход со стороны набережной Охты

Афиша мероприятия на сайте ARTplay

Регистрация на выставку и конференцию.

: От первого лица :: Статьи

14 мая состоялось открытие выставки «Российская архитектура. Новейшая эра». Ее идейные вдохновители Андрей Асадов, вице-президент Союза архитекторов России, и Никита Асадов, соучредитель агентства развития городов «Точка роста», в интервью порталу «Архсовет Москвы» рассказали о том, как возник проект.

Расскажите, о чем она и как появилась? Что лежит в основе этого проекта?

Андрей Асадов: В основе этой выставки лежит большое исследование. В этом году нашему бюро исполняется 30 лет, и это стало хорошим поводом заглянуть в его историю. Мы поняли, что эволюция нашего бюро связана с развитием всей авторской архитектуры в России. Весной 1989 при Союзе архитекторов России были организованы первые персональные мастерские, в том числе и мастерская Александра Рафаиловича Асадова, нашего отца. И мы решили изучить всю эту историю, пригласив в команду Елену Петухову, менеджера спецпроектов СМА и Юлию Шишалову, главного редактора журнала «Проект Россия».

Что для вас, с точки зрения создания, было самым интересным и сложным в проекте?

Андрей Асадов: Интересен был весь процесс, и он длился около полугода. За это время был составлен перечень вопросов для всех участников исследования, проведен сам опрос, проанализированы его результаты, подготовлена концепция презентации в виде временной шкалы, через которую красной нитью проходит история самой страны. А также был придуман формат экспонирования объектов-лидеров опроса в виде арт-инсталляций, раскрывающих идею здания.

Нам очень важно было показать ценность авторской архитектуры, как произведения искусства, и это очень созвучно атмосфере музея. Именно поэтому мы выбрали формат, при котором демонстрируются не чертежи, не фотографии и даже не макеты, а арт-объекты – художественные инсталляции. Они могут перекликаться с формой или с материалом, из которого сделано здание, а, главное, отражают ключевую идею, которую закладывал автор. Поэтому, мне кажется, это визуально наиболее интересная часть выставки.

Еще один важным элементом нашего проекта станет книга с результатами исследования, которую готовится к публикации в рамках издательской программы Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы и сайта Архитектурного Совета Москвы. Благодаря изданию этой книги и запуску интернет-версии проекта на сайте www.archnewage.ru, все желающие могут ознакомиться с наиболее значимыми событиями и постройками за прошедшие 30 лет.

Что изменилось с начала и за последние 30 лет? Вы вехи какие-то, тезисы, может быть, сами назовете, что вам запомнилось из этого исследования больше всего?

Андрей Асадов: Мы рассматривали связь событий в мире архитектуры и общеизвестных событий. Результат исследования — это коллекция артефактов: какие события стали наиболее яркими звеньями в архитектурной цепи и оказали наибольшее влияние на современников.

Такие события вроде Олимпиады и Чемпионата мира?

Никита Асадов: Да, это было довольно любопытно, потому что авторы, постройки и события – сами по себе уже всем знакомы. Но когда они воспринимаются в контексте общей истории, можно сделать для себя интересные заключения.

Андрей Асадов: Мы, возможно, впервые, запустили параллельно исторический и архитектурный тайм-лайн, обозначив на шкале времени российские и мировые события. Условно, когда изобрели первый Айфон, или произошла Олимпиада. И, соответственно, что в это время происходило в архитектуре.

На первый взгляд, напрямую события никак не связаны, но параллели, пересечения и взаимовлияния – они есть. Самое интересное, когда какие-то архитектурные объекты, те же объекты Олимпиады, вдруг начинали взаимодействовать с общей историей.

То есть история была мировая, а объекты российские.

Андрей Асадов: История, в основном, российская, с какими-то мировыми вещами, которые оказывали влияние на нашу страну. Очень интересно было именно нанизать архитектуру и историю на общую шкалу времени.

А на каком витке истории была самая большая точка пиковая?

Андрей Асадов: Точки перелома – это два кризиса: который в 1998 году случился, и в 2008-м. Мы разделили тайм-лайн на 3 десятилетия, и в книге сделали 3 главы. Первое десятилетие – до 1999 года. В 1989 образовались первые мастерские, это был первый взлет, романтический период авторской архитектуры. Тогда частный заказчик дорвался до самовыражения, архитекторы получили свободу творчества, расцвело многообразие архитектурного языка, казалось, что все возможно. Но кризис 1998 года несколько умерил пыл.

Второй период уже с 2000 по 2009 год. Рубеж тысячелетий, новая виток развития. Тут уже были новые масштабы строительства, новые планы, невероятные девелоперские замыслы. Они тоже дали новый взлет архитектуры, который, с одной стороны, оборвался, а, с другой, перешел в новое качество в момент уже следующего кризиса 2008 года.

С 2010 года по нынешний день – это третий период, во многом более рациональный и выверенный. Сам заказчик уже более опытный, заказывает более эффективные, проверенные, экономически выверенные решения. С одной стороны, архитекторам, по крайней мере в России, стало сложнее реализовывать какой-то полет фантазии, но с другой – нарабатывается архитектурное качество. Качество тех же деталей, эффективность планировок.

Кроме того, в последние годы меняется в лучшую для архитектуры сторону ситуация и в государственной политике. Темы городской среды и качества жилой застройки внесены в актуальную повестку и, это не может не сказываться на развитии архитектурно-градостроительной отрасли. Это три периода, и очень интересно, что же будет дальше.

То есть все идет к тому, что сейчас архитектура с точки зрения формы становится немного скучнее?

Никита Асадов: Она становится интереснее, но на уровне деталей и более нюансных решений. Такое было сложно себе позволить в предыдущие десятилетия, потому что просто отсутствовал тот уровень качества, который возможен сейчас. На нюансах сейчас можно сделать гораздо больше, чем раньше. Просто это искусство и мастерство перешло немножко на другой уровень.

Андрей Асадов: Раньше недостаток качества компенсировался изобилием форм, а сейчас все становится проще, лаконичнее, но более выточенное в деталях. При этом никто не отменяет известную формулу 30/70, где 30% — это акцентная архитектура. По крайне мере, градостроительная политика Москвы эту идею поддерживает.  Не без трудов, но и в Москве, и в других регионах появляются знаковые объекты, как коммерческого характера, так и продукты городского заказа. В первую очередь, это общественные пространства, например, Парк Зарядье. Я считаю, что это абсолютно знаковый объект, – и в архитектурном, и в смысловом плане.

А парк «Зарядье» как знаковый объект вошел в топ-30 вашей выставки?

Андрей Асадов: Да, «Зарядье» вошло в число лидеров нашего исследования. Его авторам было предложено принять участие в выставке и показать арт-объект на тему узнаваемого и яркого дизайна парка. Но, к сожалению, из-за занятости на других выставочных проектах, авторы не успели подготовить инсталляцию. Что очень жаль. У нас было несколько таких арт-объектов, которых мы не досчитались на экспозиции, но на нашем сайте они представлены в таком же формате, как и другие лидеры.

Книга «Российская архитектура. Новейшая эра» доступна для заказа

Книга
«Российская архитектура. Новейшая эра» была издана по инициативе
Комитета по архитектуре и градостроительству Москвы и сайта Архитектурного
Совета Москвы в рамках одноименного проекта, реализованного Архитектурным бюро
Асадова, при поддержке Союза архитекторов России, Союза московских архитекторов
и журнала «Проект Россия».

В
книге представлена вся собранная в ходе исследования информация о наиболее значимых
для архитектуры России событиях и постройках, а также комментарии авторов
зданий и участников, а зачастую и инициаторов отмеченных событий.

Тираж
книги «Российская архитектура. Новейшая эра» распространяется бесплатно
среди участников исследования, заполнявших опросные формы в феврале 2019 года,
авторов объектов, вошедших в книгу (проверить эту информацию можно на сайте
www.archnewage.ru), а также среди исследователей современной архитектуры,
преподавателей профильных ВУЗов и журналистов, которым данная книга нужна для их
профессиональной деятельности.

Для
получения экземпляра книги необходимо заполнить форму по ссылке: https://forms.gle/F4g2cXHgrQBQ8jga8

Все
заявки рассматриваются кураторами проекта «Российская архитектура.
Новейшая эра» и координаторами издательской программы МКА.

О
результатах рассмотрения заявители уведомляются по электронной почте.

К
сожалению, у кураторов проекта нет возможности рассылать книгу почтой. В случае
положительного ответа на заявку, заявитель получит инструкции о том, как и где
можно получить экземпляр книги в Москве.

В
качестве альтернативы, заявителю может быть отправлена цифровая версия книги в
pdf-формате.

Обращаем
ваше внимание, что собранная информация, а также видео-интервью с авторами
наиболее значительных построек и экспертами, принимавшими участие в проекте,
представлена в открытом доступе на сайте www.archnewage.ru. Все
желающие могут с ней ознакомиться совершенно свободно.

Также
на сайте есть форма обратной связи для отправки вопросов и предложений
кураторам проекта.

Российская архитектура: жизнь после смерти

Для цитирования

Логвинов В. Н. Российская архитектура: жизнь после смерти // Власть. 2017. Том 25. № 3. С. 18-24.

Аннотация

В статье автор, один из виднейших архитекторов современной России, размышляет о судьбах и перспективах развития российского градостроительства и – шире – о судьбе российской культуры и государства. В результате типового проектирования российские города потеряли свою индивидуальность и самобытность, а граждане России лишились понимания архитектуры как искусства, заодно потеряв понятие «малая родина», возможность любить и гордится своим замечательным и неповторимым городом. Типовое проектирование и искусство – вещи несовместимые и взаимоисключающие. Типовое проектирование имеет только разрушительное значение для социальной сферы и культуры народа. Отдельная проблема – изымание в современных условиях исключительных авторских прав у архитекторов при заключении контрактов на проектирование. В статье сделан вывод, что невиданная в мировой практике подчиненность архитектуры строительству в РФ, пагубная для культуры и государства, очень выгодна для нового правящего класса – крупного строительного бизнеса, ставшего к тому же крупнейшим владельцем земель в городах.

Ключевые слова:

архитектура, трагедия современной культуры, российское градостроительство, типовое проектирование, авторские права, строительный бизнес

Форматы цитирования


Другие форматы цитирования:

APA

Логвинов, В. Н. (2017). Российская архитектура: жизнь после смерти. Власть, 25(3), 18-24. извлечено от https://www.jour.fnisc.ru/index.php/vlast/article/view/5013

Другие форматы библиографических ссылок

Скачать ссылку

Раздел

ПОЗИЦИЯ

8 интересных особенностей, уникальных для русской архитектуры

Царское Село, Собор Святой Екатерины I © Александров / WikiCommons

Русская архитектура издавна известна своим самобытным стилем. Хотя большинство знаковых зданий страны, как мы их знаем, были построены в 1870–1890-х годах, есть и более поздние выдающиеся образцы. Если вы хотите узнать больше перед следующей поездкой, обратите внимание на эти уникальные особенности русских построек.

Начавшись как движение, связанное как с древней Русью, так и с византийскими культурными связями, архитектура русского стиля вобрала в себя элементы обоих.Визуально постройки в русском стиле вызывают мгновенную ассоциацию с византийской архитектурой, хотя во многих случаях это просто стилистические фантазии архитекторов — классический пример — Храм Христа Спасителя в Москве.

Источник изображения: WikiCommons

Дерево, вероятно, было самым популярным строительным материалом в традиционной русской архитектуре. Строительство на огромных территориях, окруженных лесами, было лучшим выбором для домов, церквей и городских стен.Материал часто вырезался в различных формах и окрашивался, чтобы добавить декоративные элементы к зданиям.

Источник изображения: WikiCommons

В течение нескольких лет, в 19 веках, кирпичная архитектура стала почти синонимом архитектуры русского стиля. Многие замечательные образцы архитектуры в русском стиле построены из кирпича: среди них Государственный Исторический музей в Москве (1875–1883) и Дом Игумнова в Москве (1888–1895).

Источник изображения: WikiCommons

В основном их можно увидеть внутри зданий, либо интегрированных в настенные росписи, либо выраженных в других декоративных элементах, таких как дерево, кирпич или мозаичные украшения.Этот стилизованный орнамент также напоминает византийские здания и иконописи.

Еще один элемент, который очень часто встречается в российских домах, узкие окна в данном случае тоже довольно высокие. Форма таких окон обычно представляет собой вариацию строгой геометрической формы — верхняя часть окон часто имеет форму небольшой арки.

Источник изображения: WikiCommons

Арки есть в русской архитектуре везде, от окон и дверей до потолков. Одним из основных элементов русской архитектуры был слегка изогнутый потолок — прямо как небо, каким мы его видим, — особенно в галереях с колоннами как частью фасада.

Этот тип крыши / здания имеет очень характерную треугольную крышу с очень маленьким углом между двумя частями крыши. Он может быть основной частью крыши или увенчан дополнительными небольшими башнями для усиления декоративного эффекта.

Хотя часто фасады строятся из одного материала и даже могут быть одного цвета, они полны мелких украшений. Орнаменты вокруг окон, дверей, колонн, а также целые линии орнаментов по периметру всего здания — например, на Храме Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге — все это элементы, которые создают незабываемый архитектурный ритм русского стиля.

Источник изображения: WikiCommons

Уникальная и недооцененная русская архитектура

Находясь между Востоком и Западом, русская архитектура пропитана историей и православным христианством, породив совершенно уникальный, но совершенно недооцененный архитектурный стиль.

В разных городах России используются разные аспекты русской архитектуры, от традиционных стилей до современных подходов. Мы кратко рассмотрим, что делает архитектуру «русской», и несколько примеров, в которых традиция сочетается с модерном.

Особенности традиционной русской архитектуры

От характерных куполов до ярко раскрашенных структур и наклонных крыш — русская архитектура представляет собой отчетливое сочетание богатства и практичности, отражающее сложную историю благородных излишеств, советского угнетения и сурового, а иногда и негостеприимного пейзажа региона.

Хотя различные цари и императоры пропагандировали русскую архитектуру на протяжении веков, именно Екатерина Великая и ее сын Павел I превратили русскую архитектуру из относительно малоизвестного стиля строительства в европейскую классику, побудив крестьян со всей России переехать в город. и дать толчок шагу России в современный мир.

Византийское происхождение

Как один из наследников Византийской империи в средние века, византийская архитектура и культура влияли на традиционную русскую архитектуру, по крайней мере, с раннего московского периода российской истории. Русская архитектура отражает многие из ее византийских корней, особенно в ее луковичных куполах (которые, как предполагается, вызывают идею пламени свечи) и ярких цветах.

Соборы Василия Блаженного и Храм Христа Спасителя (оба находятся в Москве) являются прекрасными примерами византийских корней русской архитектуры.

Натуральное дерево

Использование натурального сибирского дерева является популярной архитектурной особенностью России, учитывая обширные леса страны из прочной древесины, которая естественным образом адаптировалась к суровому климату России. Это делает его идеальным материалом для защиты от непогоды для церквей, домов и городских стен, а российские каменщики рано учатся вырезать и красить древесину для получения более визуально потрясающего вида.

Однако некоторые исследователи утверждают, что дерево стало популярным материалом в русской архитектуре из-за постоянной угрозы монгольского нашествия.Камень и металл часто использовались при строительстве оружия и укреплений, а более хрупкая древесина использовалась для строительства домов и церквей.

Дерево, вероятно, было самым популярным строительным материалом в традиционной русской архитектуре. Строительство на огромных территориях, окруженных лесами, было лучшим выбором для домов, церквей и городских стен. Материал часто вырезался в различных формах и окрашивался, чтобы добавить декоративные элементы к зданиям.

Использование кирпича

К 19 годам кирпичное производство стало основной отраслью в Императорской России, и русская архитектура постепенно включила его в свой стиль. Яркие образцы российского мастерства кирпичной кладки можно найти в нескольких московских зданиях, таких как Государственный Исторический музей, построенный между 1875 и 1883 годами, и Дом Игумнова, построенный между 1888 и 1895 годами.

Цветочные узоры

В основном рассматриваемые как элементы дизайна интерьера, цветочные узоры и орнаменты широко используются в традиционной русской архитектуре, от настенных росписей и мозаики до кирпичного орнамента и резьбы по дереву.Использование этих цветочных узоров, опять же, является пережитком византийских корней традиционной русской архитектуры.

Узкие окна

Высокие и узкие окна — отличительная черта традиционной русской архитектуры, вариация строгих геометрических форм, характерных для византийской архитектуры (которая сама по себе заимствована из исламской архитектуры). Верхняя часть этих узких окон обычно имеет форму тонкой арки.

Это не только придавало зданиям отчетливо русский вид, но и помогало архитекторам справляться с суровыми русскими зимами и позволяло зданиям иметь оборонительные позиции для отражения захватчиков (часто монгольских).

Арки

От узких окон и дверей до потолков и отдельно стоящих конструкций — традиционная русская архитектура включает арки везде, где только возможно, причем арочные потолки являются наиболее популярным применением формы. Это должно отражать форму неба, поскольку российские архитекторы также добавили свою яркую мозаику и цвета в потолочный фасад.

Крыша «Терем»

Возможно, одна из самых отличительных черт русской архитектуры. Крыша «Терем» представляет собой треугольную крышу с небольшим и тонким углом между двумя частями конструкции крыши.Крыши из терема либо используются в качестве основного элемента крыши, либо служат основанием для небольших декоративных башен и других элементов дизайна.

Знаки русской архитектуры

Самобытная, узнаваемая и поразительно красивая русская архитектура охватывает долгую историю различных стилей и влияний, от византийского и барокко до континентальной Европы и советского социалистического классицизма.

Храм Воскресения Христова, остров Кижи

Расположен на Онежском озере в г.В Петербурге остров Кижи славится прекрасно сохранившейся коллекцией деревянных церквей, некоторые из которых относятся к 14 гг. И 15–990–15– годам. Одним из самых замечательных примеров таких церквей является Церковь Воскресения Лазаря, также известная просто как Церковь Воскресения.

Эти сложные деревянные церкви часто строились на вершинах холмов с видом на весь лес и являются самой высокой частью большинства деревень. Стены этих деревянных церквей часто были грубыми и рудиментарными, отражая бревенчатые хижины викингов, которые также присутствуют в этом районе.Однако то, что отличает эти деревянные церкви, — это их тщательно продуманные и сложные крыши, из которых Церковь Воскресения является одной из самых ярких на острове.

Луковичный купол, символизирующий пламя свечей и небо в русском православии, является визитной карточкой византийских корней традиционной русской архитектуры. Строго декоративные, эти луковичные купола не имели структурной функции, но были добавлены как часть эстетической привлекательности.

Храм Василия Блаженного в Москве

Один из самых ярких, если не самый яркий образец русской архитектуры, церковь Св.Собор Василия Блаженного в Москве, расположенный недалеко от Кремля. Он подчеркивает все аспекты традиционной русской архитектуры: яркие цвета, луковичные купола, использование дерева и кирпича, орнаментальные цветочные элементы дизайна и замысловатые арки.

Построенный Иваном Грозным в 1560 году, собор Василия Блаженного, формально известный как собор Покрова Пресвятой Богородицы, был задуман как памятник первому победителю России над ее татарскими врагами в Казани. Это отличительная черта русско-византийской архитектуры, сочетающая в себе все лучшие элементы дизайна этого стиля в одном здании.

Легенда гласит, что Иван Грозный, возможно, пытаясь сохранить свое имя, решил ослепить архитекторов и проектировщиков церкви, чтобы они никогда больше не смогли построить что-то столь же блестящее.

Эрмитаж Зимний дворец в Санкт-Петербурге

После возведения собора Василия Блаженного и кончины Ивана Грозного русская архитектура сместилась в сторону более восточных и европейских стилей, что привело к завершению строительства Зимнего дворца Императорского Эрмитажа в Санкт-Петербурге.Петербург.

Спроектированный и построенный известным архитектором 16 гг. века Растрелли, Эрмитаж использует в своей архитектуре влияние барокко и рококо. Это смелый шаг архитектора, учитывая, что эти стили в основном использовались для оформления интерьера. Тем не менее, рискованный шаг окупился, и Растрелли создал один из самых декадентских и роскошных дворцов в континентальной Европе (не говоря уже об идеальном убежище для интровертов, таких как российские правители), соперничая даже с легендарным Версальским дворцом.

На протяжении веков бесчисленные русские правители (и их хозяйки) дополняли дворец, от простого ремонта дома до обширных реконструкций. Зимний дворец, служивший зимней резиденцией российских правителей с 17 по годы, был в конечном итоге захвачен большевиками во время Октябрьской революции, в конечном итоге превратив его в музей Эрмитаж.

Мавзолей Ленина в Москве

Мавзолей Ленина, спроектированный Алексеем Щусевым, служит не только гробницей для одного из 20 самых знаковых, революционных и известных мыслителей века, но также является ярким примером русской конструктивистской архитектуры, стиля архитектуры, который ориентирован на использование абстрактных и строгих визуальных элементов, отражающих современное индустриальное общество и городское пространство.

Сам мавзолей состоит из простых кубов, которые образуют ступенчатую пирамиду. Именно это здание считается шедевром архитектурной простоты, образцом архитектуры и философии русского конструктивизма, а также кульминацией выдающейся карьеры Алексея Щусева.

Он был построен сразу после смерти Владимира Ленина, с пристройками, построенными в 1924 году, чтобы придать ему форму пирамиды. Между тем, оригинальные деревянные панели мавзолея были заменены красным гранитом, чтобы символизировать коммунизм, и выделены черным лабрадоритом, чтобы символизировать национальный траур в связи с кончиной Ленина.

«Семь сестер» Москвы

Когда большевики и российские коммунисты захватили власть, они стремились перестроить Москву, чтобы отразить свои идеологии. На протяжении конца 1920-х и до конца 1930-х годов диктатор Иосиф Сталин сносил различные церкви, соборы, колокольни и другие деревянные постройки в городе, чтобы освободить место для грандиозных и внушительных построек, названных Высотные Здания , или «Высокие здания». .

После Второй мировой войны Сталин на полной скорости реализовал свой план, возведя семь из восьми запланированных небоскребов в центре Москвы в период с 1945 по конец 1950-х годов. Эти структуры, получившие название «Семь сестер», выглядят следующим образом:

  • Котельническая набережная, , также известная как «Апартаменты Котельники» или Котельническая набережная,
  • Министерство иностранных дел
  • Башня МГУ
  • Ленинградская Гостиница
  • Площадь Красных ворот
  • Кудринская площадь , также известная как Кудринская площадь 1, площадь Восстания , Востания и площадь Восстания
  • Гостиница Украина, также известная как Radisson Royal Hotel

Mercury City Tower в Москве

Москва печально известна в Европе меньшим количеством строительных норм, но это позволило России оправиться от советских времен, положив начало возрождению строительной отрасли в 21 веке.Одним из ярких моментов этого строительного бума является башня «Меркурий Сити», первое «зеленое» здание Москвы и новейшее дополнение к горизонту Москвы.

Покрытое золотисто-коричневым стеклом здание возвышается на 339 метров, что на 29 метров выше, чем The Strand в Лондоне. Он состоит из 75 этажей многофункциональных офисных, жилых и коммерческих помещений и имеет возможность собирать дождевую воду и талый снег для водопровода, не говоря уже об использовании естественного освещения для 75% рабочих мест.

Он также использовал различные методы «зеленого» строительства, такие как сортировка строительного мусора и получение материалов от местных производителей.

В целом, русская архитектура постоянно развивается, но она всегда опирается на византийские традиции, луковичные купола и смесь прошлого и настоящего, чтобы двигаться в будущее.

Российская архитектура — путешествие архитектурного характера России

На главную / Странное и прекрасное в России / Русская архитектура — откройте для себя историю архитектурных жемчужин России

Чтобы узнать больше о богатой культурной истории России, достаточно посмотреть вокруг.Русская архитектура, от ее фирменных крыш с луковичными куполами до кремлей из красного кирпича, рассказывает тысячи историй о прошлом страны.

Русская архитектура все еще относительно неизвестна на Западе, и большинство путешественников стекаются в Кремль в Москве или Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге, когда находятся в России. Однако достопримечательности крупных городов России даже не начинают царапать поверхность богатой истории страны.

От плиточных связок до шедевров барокко — русская архитектура самобытна и узнаваема сразу.Множество исторических влияний и форм мастерства, как и суша России, невероятно обширны и разнообразны и отражают многовековую историю нации. Эти здания, достопримечательности и маленькие городки не только отражают истоки России, но и воплощают в жизнь культуру и индивидуальность нации и ее имперские корни.

Приведенная ниже хронология русской архитектуры позволяет лучше понять развитие разнообразных и великолепных архитектурных стилей по всей России.

Русское зодчество в период Киевской Руси (988 — 1230)

Десятинная церковь в Киеве стала первым церковным зданием, построенным из камня, а ранние церкви были украшены фресками и мозаиками в византийском стиле. Другие образцы этой ранней архитектуры можно увидеть в Софийском соборе в Великом Новгороде и в соборе Рождества Христова в Суздале.

Русское зодчество раннего московского периода (1230-1530)

В период с 1230 года монголы сильно разграбили Русь, настолько, что Россия не могла строить каменные здания в течение следующих пятисот лет.Была одна спасительная благодать; однако, что Новгород и Псков остались нетронутыми и поэтому сохранили одни из лучших образцов средневековых церквей в России.

Троицкий собор, Псков (1682-1699)

В этих городах расположены церкви, такие как Спас на улице Ильина, построенный в 1373 году, с высокими скатными крышами, изысканной резьбой и средневековыми фресками. В качестве альтернативы, в Пскове сохранились уникальные элементы, такие как каркасные арки и колокольни. Этот стиль дизайна был привнесен псковскими масонами в Москву, и его можно увидеть во многих зданиях 15 века, в том числе в Покровской церкви Московского Кремля.

Церковь Московского Кремля (1484–1486)

Существует множество других архитектурных форм времен правления Ивана III, в том числе укрепления, такие как Китай-город и Кремль. Другие примеры этого периода включают колокольню Ивана Великого, Спасскую башню в Московском Кремле и собор Святого Георгия в Юрьев-Польском.

Печерский Вознесенский монастырь, Нижний Новгород (1328)

Печерский Вознесенский монастырь, основанный в 14 веке, этот монастырь стал духовным и религиозным центром Суздальского и Нижегородского княжеств.Окруженный стеной из красного кирпича, монастырь напоминает традиционный русский Кремль.

Русское зодчество в среднемосковье (1530 — 1630)

Основным событием 1500-х годов стало введение тентовых крыш в кирпичную архитектуру. Считается, что эта конструкция возникла на севере России, где она успешно предотвращала скопление снега на деревянных ямах и хижинах.

Вознесенская церковь в Коломенском, Москва (1528 г.)

Вознесенская церковь в Коломенском — одна из первых каменных шатровых церквей.Предполагается, что уникальность этого стиля, которого нет в других православных странах, свидетельствует о стремлении русских отделиться от византийского влияния. Некоторые ключевые образцы этой архитектуры можно найти в церкви Иоанна Крестителя в Коломенском и знаменитом соборе Василия Блаженного на Красной площади, построенном в 1561 году.

Русское зодчество позднего московского периода (1630 — 1712)

Во времена финансового кризиса церковь и государство были банкротами и не могли финансировать крупные строительные работы.В это время вмешались богатые купцы в Ярославле и построили много больших соборных церквей, часто с пятью куполами, окруженными колокольнями и проходами.

Церковь Ильи Пророка, Ярославль (1647-1650)

Они начинались как асимметричные здания, как видно из церкви Ильи Пророка, прежде чем стать строго симметричными, с увеличением размера куполов, которые выступали выше самих зданий. Они также были украшены замысловатыми изразцами, например, в церкви Иоанна Златоуста на Волге.Кульминацией этой экстравагантности стала церковь Святого Иоанна Крестителя , известная как самая большая церковь в Ярославле, состоящая из пятнадцати куполов и сотен фресок. Само сооружение окутано изысканными резными узорами и плиткой.

Церковь Иоанна Крестителя (1671–1687)

В это время шатровая конструкция еще пользовалась популярностью, и зенитом этой архитектуры была Успенская церковь в Угличе (1627). Тем не менее, стиль палатки был быстро объявлен вне закона компанией Nikon, заявившей, что она «неканонична».После этого запрета увеличилось количество церковных построек, таких как Ростовский Кремль на озере Неро .

Ростовский кремль (1670–1683)

Теперь, когда шатровая конструкция была запрещена, москвичи заменили остроконечные конструкции рядами консольных арок, известных как кокшники , и это характеризовало московский стиль 17 века. Примером тому служит Казанский собор на Красной площади . Образец этого яркого стиля можно увидеть в церкви Св.Николая в Китай-городе, но разрушенный Сталиным.

Казанский собор на Красной площади, построенный в 1633 — 1636 гг.

Постепенно русская архитектура находилась под влиянием польского и украинского барокко, и под Москвой были построены небольшие часовни на поместьях семьи Нарышкиных, откуда берет свое начало стиль Нарышкинское барокко. Троицкая церковь в Лыкове (1696 г.) украшена так, что кажется скорее жемчужиной, чем каменной кладкой.

Церковь Рождества Христова в Нижнем Новгороде (1703 г.)

По мере роста стиля он вытеснил каноническую архитектуру и приобрел популярность во всем регионе благодаря финансированию купцов, которые спонсировали строительство церквей и зданий в стиле барокко в Нижнем Новгороде, таких как церковь Рождества Христова .Это благодеяние распространилось на глухую тундру, где был построен Введенский собор в Сольвычегодске (1693 г.).

Русская архитектура в период Императорской России (1712-1917)

Первоначально задумывавшаяся как центральная церковь монастыря, Великолепное бело-голубое здание Смольного собора , несомненно, является одним из архитектурных шедевров России. Он был спроектирован итальянским архитектором Франческо Бартоломео Растрелли, который также создал Зимний дворец , Екатерининский дворец в Пушкине, Большой дворец в Петергофе и многие другие крупные церкви Св.Достопримечательности Петербурга. Смольный монастырь состоит из кафедрального собора и окружающего его красивого комплекса с луковично-купольными башнями, увенчанными позолоченными крестами, возвышающимися над территорией.

Смольный собор в Санкт-Петербурге (1764 г.)

На всей территории Российской империи доминировали различные стили барочной архитектуры, начиная с голландского, любимого Петром I. К этому стилю петршинского барокко можно отнести строительство Петропавловского собора и Меншиковского дворца .Однако в период правления Анны и Елизаветы Петровны произошел переход к более роскошному стилю барокко Бартоломео Растрелли. Это можно увидеть в Зимнем дворце и Екатерининском дворце.

Зимний дворец в Санкт-Петербурге (1754 г.)

Екатерина Великая поручила архитекторам в основном неоклассицизма из Италии и Шотландии построить впечатляющие монолиты, такие как Александровский дворец и Троицкий собор Александро-Невской лавры. Екатерина также приветствовала стиль возрождения готики, представленный Василием Баженовым и Матвеем Казаковым в Москве.

Александро-Невская Лавра в Санкт-Петербурге (1713 г.)

Стиль ампир стал известен Александрой I из России, и он был известен этим стилем на протяжении всего своего правления. Этот стиль можно увидеть в Казанском соборе , здании Адмиралтейства, Большом театре и Нарвских триумфальных воротах в Санкт-Петербурге . В результате пожара 1812 года, опустошившего Москву, многие дома были перестроены в стиле ампир, что усиливалось во время его правления.

Большой театр в Москве (1776 г.)

С 1830 г. Николай I освободил архитектурную регламентацию, и была введена ранняя эклектика. Храм Христа Спасителя отражает стиль Константина Тона, который стал доминирующим в этот период.

Храм Христа Спасителя (1832–1883 ​​гг.)

Александр II и Александр III были активными энтузиастами русского византийского возрождения в церквях и способствовали развитию культуры русского возрождения архитектуры. В течение 1895–1905 годов модерн действовал в Москве до начала Первой мировой войны, где он проложил путь к возрождению русского неоклассицизма.

Русская архитектура в послереволюционный период (1917-1932)

После революции самой влиятельной работой возрожденцев был формализм. Примером может служить Башня Третьего Интернационала, в которой возвышались спиральные стеклянные камеры. Хотя он не был построен, он вдохновил новую волну конструктивистской архитектуры в России и привел к завершению строительства Шуховской башни , которая теперь простирается на 160 метров над горизонтом Москвы.В стране некогда футуристических реликвий стоит особняком Шуховская радиобашня в Москве, и она выше, чем что-либо еще. 50-этажная коническая конструкция из стальных решеток, спроектированная легендарным инженером Владимиром Шуховым, башня, также известная как «Советский Эйфель», выглядит как гигантский складной телескоп, нечто среднее между фантастическими видениями доктора Сьюза и авангардом. геометрия Малевича.

Шуховская башня в Москве (1922 г.)

В этот период наблюдается движение к массовой реконструкции городов.Этому способствовало создание Архитектурной мастерской Моссовета, которой было поручено реконструировать Москву как новую советскую столицу. По мере того как Петроград и другие крупные города последовали его примеру, произошли капитальные изменения в планировании и исполнении городских пейзажей и основы городского планирования, в результате чего были внесены такие изменения, как более широкие дороги, большие общественные здания и всплеск строительства государственного жилья. Самая известная постройка этого периода — Мавзолей Ленина работы Алексея Щусева. Первоначально построенное из дерева, в 1930 году это здание было перестроено из красного и черного лабрадорита.

С 1920-х годов культурная жизнь в значительной степени повлияла на архитектуру, и союзы, такие как Ассоциация новых архитекторов («Аснова»), поощряли объединение архитектуры и искусства с целью создания художественных и скульптурных зданий. Другие революционные изменения в архитектуре того времени включали изменения в общественных зданиях, таких как Рабочий клуб и Дворец культуры .Он включал в себя крупные промышленные мотивы, которые воплощены в Zuev Club (1927-1929).

Российская архитектура в послевоенный период Советского Союза (1930-1970)

Сталинская архитектура переживала бум, и по сей день по всей стране сохранилось сильное наследие сталинской архитектуры.

Типичное здание «сталинки» (1933-1960)

В это время большое внимание уделялось восстановлению разрушенных построек в результате разрушений Второй мировой войны.Это включало в себя сдачу в эксплуатацию семи высотных зданий, известных как «Семь сестер». После победы России во Второй мировой войне Сталин ожидал, что в столицу, Москву, будет приток туристов. Его все больше беспокоило то, что люди будут сравнивать его город с другими крупными мегаполисами и быстро осознают отсутствие небоскребов. Следовательно, в 1947 году он издал указ о возведении семи зданий в едином сталинском стиле. Сегодня эти здания известны как: МГУ, гостиница «Украина», здание Министерства иностранных дел, гостиница «Ленинградская», здание на Кудринской площади, Административное здание «Красные ворота».Эти здания в стиле барокко и готики были построены в 1953 году, с собственными бункерами и засыпаны по всей Москве. Однако Сталин также санкционировал строительство большего количества братьев и сестер вокруг других столиц СССР, и сегодня их можно найти в Праге, Варшаве, Бухаресте и Киеве.

Московский государственный университет (МГУ). Одна из «семи сестер» (1755)

После смерти Сталина в 1953 году Никита Хрущев по своему усмотрению ускорил строительство жилья, подчеркнув, что здания теряют свою «декоративность», чтобы ускорить процесс.Это привело к массовому производству конструкций из сборных бетонных блоков с проемами для окон и дверей. После завершения эти конструкции были перевезены в стальные каркасы для домов. Они были известны как блочные дома. В 60-е годы в жилищном строительстве преобладали Пятиэтажки или Хрушевки . Однако, хотя они были построены эффективно и быстро, они были унылыми, повторяющимися зданиями, похожими на «печенья», которые породили стереотипный образ мрачной советской архитектуры.

На протяжении 1970-х годов архитектура становилась все более раскрепощенной, и на сцену проникало множество дизайнов. В многоквартирных домах повторно использовались декоративные элементы, и они стали составлять части усадеб, а не отдельно стоящие дома.

Современная русская архитектура (1970 — по настоящее время)

Архитектура процветала в современной России, где были сняты ограничения на дизайн, такие как высота и украшение. Это, в сочетании с улучшением финансового положения России, означало, что были построены первые небоскребы и возведен Московский международный деловой центр.

«Москва-Сити» (начат в 1995 году, все еще строится)

Некоторые архитекторы решили отдать дань уважения предыдущим стилям, таким как Триумфальный дворец в Москве , который увековечивает сталинскую архитектуру. Сегодня Москва — это великолепное сочетание очарования Старого Света и шумных современных городских пейзажей — потрясающая встреча как летом, так и зимой.

Посмотрите на чудеса русской архитектуры во время тура по Москве, Санкт-Петербургу и Золотому кольцу, откройте для себя богатый фольклор и национальную историю страны.

Посмотрите видеоролик о современной архитектуре Москвы:


> Русская архитектура периода Киевской Руси (988 — 1230 гг.)

> Русская архитектура раннемосковского периода (1230-1530 гг.)

> Русская архитектура в среднемосковский период (1530 — 1630 гг.)

> Русская архитектура позднемосковского периода (1630-1712 гг.)

> Русская архитектура периода Императорской России (1712-1917)

> Русская архитектура в послереволюционный период (1917-1932 гг.)

> Русская архитектура в послевоенный период Советского Союза (1930-1970)

> Современная русская архитектура (1970 — по настоящее время)

> Русская архитектура в период Киевской Руси (988 — 1230 гг.)

> Русская архитектура раннемосковского периода (1230-1530 гг.)

> Русская архитектура в среднемосковский период (1530 — 1630 гг.)

> Русская архитектура позднемосковского периода (1630-1712 гг.)

> Русская архитектура в период Императорской России (1712-1917)

> Русская архитектура в послереволюционный период (1917-1932 гг.)

> Русская архитектура в послевоенный период Советского Союза (1930-1970)

> Современная русская архитектура (1970 — по настоящее время)

Похожие сообщения

Путешествие в Россию

От 56-й параллели | Последнее обновление 9 июля 2020 г.

Если бы великие города Европы боролись за звание «Самый красивый», Санкт-Петербург был бы на вершине.Сочетание истории, культуры и современной жизни — те элементы, которые делают посещение Санкт-Петербурга таким увлекательным. В разгар новой эры культурного самовыражения величественные исторические здания и классические художественные традиции все еще сохраняются и ценятся местными жителями.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ> 1. Почувствуйте себя русским царем во дворцах и парках Санкт-Петербурга

> 2. Архитектурный шедевр Дворцовой площади

> 3. Великолепный Эрмитаж

> 4. Северная Венеция

> 5.Зрелище открытия Невских мостов

> 6. Впечатляющие церкви и соборы

> 7. Петропавловская крепость

> 8. Современное искусство Санкт-Петербурга

> 9. Театры Санкт-Петербурга

> 10. Невский проспект

> 11. Белые ночи

> 12. Фестиваль «Алые паруса»

> 13. Кулинарное наслаждение на любой вкус

> 14. Гламурная ночная жизнь Санкт-Петербурга

> 15. Посетите Санкт-Петербург, это безопасно.

> * Что брать с собой в Санкт-Петербург?

> 1. Почувствуйте себя русским царем во дворцах и парках Санкт-Петербурга

> 2. Архитектурный шедевр Дворцовой площади

> 3. Великолепный Эрмитаж

> 4. Северная Венеция

> 5.Зрелище открытия мостов через Неву

> 6. Впечатляющие церкви и соборы

> 7. Петропавловская крепость

> 8. Современное искусство Санкт-Петербурга

> 9. Театры Санкт-Петербурга

> 10.Невский проспект

> 11. Белые ночи

> 12. Фестиваль «Алые паруса»

> 13. Кулинарное наслаждение на любой вкус

> 14. Гламурная ночная жизнь Санкт-Петербурга

> 15. Посетите Санкт-Петербург, это безопасно.

> * Что брать с собой в Санкт-Петербург?

Путешествие по России

Карен Мэй Франсиско | Последнее обновление 21 апреля 2020 г.

Дом для почти 12 миллионов душ, Москва — это многое для многих, и каждый находит свои причины посетить Москву. Есть бесконечное количество причин посетить Москву и ее достопримечательности. Чтобы облегчить путешественникам задачу, мы составили список из пятнадцати основных причин и достопримечательностей, которые стоит посетить всем в Москве.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ> 1. Полюбуйтесь бесчисленными историческими и современными произведениями искусства

> 2. Выйдите на могучую Красную площадь

> 3. Посетите Московский Кремль

> 4. Пробуди чувства в Большом театре

> 5. Наслаждайтесь атмосферой московских парков

> 6. Познакомьтесь с великолепным московским метро

> 7. Полюбуйтесь красотой и изяществом московских церквей

> 8. Посетите улицы Москвы и монументальную архитектуру

> 9.Наслаждайтесь московской уличной едой и изысканными ресторанами

> 10. Делайте покупки до упора в бутиках Москвы

> 11. Заработайте право хвастаться с помощью идеального снимка в Instagram

> 12. Москва никогда не спит

> 13. Совершите круиз по Москве-реке

> 14. Белое Рождество в Москве

>

> 15. Исследуйте средневековые города Золотого кольца

> 1. Наслаждайтесь бесчисленными историческими и современными произведениями искусства

> 2.Выйдите на могучую Красную площадь

> 3. Посетите Московский Кремль

> 4. Пробудите чувства в Большом театре

> 5. Наслаждайтесь атмосферой московских парков

> 6. Познакомьтесь с великолепным московским метро

> 7.Полюбуйтесь красотой и изяществом московских церквей

> 8. Посетите улицы Москвы и монументальную архитектуру

> 9. Наслаждайтесь московской уличной едой и изысканными ресторанами

> 10. Делайте покупки до упора в бутиках Москвы

> 11. Заработайте право хвастаться с помощью идеального снимка в Instagram

> 12.Москва никогда не спит

> 13. Совершите круиз по Москве-реке

> 14. Белое Рождество в Москве

>

> 15. Исследуйте средневековые города Золотого кольца

Советы путешественникам и важные советы по России

От 56-й параллели | Последнее обновление 6 июля 2020 г.

Для незнакомцев мысль о России может вызвать в воображении образы пьющих водку мужчин в меховых шапках или шпионов КГБ из голливудского фильма.Но пройдите мимо стереотипов, и вы откроете для себя страну с глубокими традициями, артистизмом и страстной национальной самобытностью. Читайте дальше и узнайте, почему путешественники приезжают в Россию и почему они влюбляются в эту страну.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ> 1. Посетите Россию, чтобы ощутить ее великолепие

> 2. Русская архитектура уникальна и красива

> 3. Российская история поистине эпична

> 4. Русское искусство и литература всемирно известны

> 5. Россия является домом для разных культур и религий

> 6.Россия побалует вас просмотром на миллион долларов

> 7. Россия — страна чудес природы и дикой природы

> 8. Русские умеют развлекать

> 9. Волшебные русские зимы

> 10. Сюрприз! Русские на самом деле сердечные и открытые люди.

> 11. В России отличная еда и отличные рестораны

> 12. Россия — страна водки и медведей

> 1. Посетите Россию, чтобы ощутить ее великолепие

> 2.Русская архитектура уникальна и прекрасна

> 3. Российская история поистине эпична

> 4. Русское искусство и литература всемирно известны

> 5. Россия является домом для разных культур и религий

> 6. Россия побалует вас просмотром на миллион долларов

> 7.Россия — страна чудес природы и дикой природы

> 8. Русские умеют развлекать

> 9. Волшебные русские зимы

> 10. Сюрприз! Русские на самом деле сердечные и открытые люди.

> 11. В России отличная еда и отличные рестораны

> 12.Россия — страна водки и медведей

7 построек уникальной русской архитектуры

7 уникальных построек русской архитектуры ⇒ Русская архитектура , полная самобытных деталей, является одной из самых уникальных архитектур в мире. Взглянуть.

⇒ «Русская современная квартира» Екатерины Лашмановой

Корни Русская архитектура глубоко связаны с прошлым страны, и можно много узнать о истории России , просто наблюдая и созерцая самые знаковые здания .

Однако этот уникальный архитектурный стиль все еще очень неизвестен на Западе: все внимание привлекают такие здания, как Кремль в Москва . Хотя здание на Красной площади заслуживает такого внимания, вы должны знать гораздо больше!

Храм Христа Спасителя в Москве является прекрасным образцом элементов византийской архитектуры, поскольку Архитектура в русском стиле ассоциируется как с Древней Русью, так и с Византией.

Одним из самых популярных материалов, используемых в традиционной русской архитектуре , является дерево. Как один из самых богатых ресурсов страны, он активно использовался в строительстве. Либо как основной материал, либо резной и цветной для декоративных целей.

Государственный исторический музей — еще одно замечательное здание, которое стоит увидеть. Расположенный в Москве, он является прекрасным примером роли кирпичной кладки в русской архитектуре.

Это потрясающее бело-голубое здание — одно из самых знаковых произведений русской архитектуры. По проекту итальянского архитектора, создавшего Зимний дворец и многие другие достопримечательности Санкт-Петербурга.

Эта невероятная церковь Знамения Нашего Света, построенная еще в 1960 году к северо-востоку от Москвы, не очень известна среди иностранцев, однако она находится всего в нескольких минутах езды от Москвы, и ее стоит увидеть!

Напоминающая Кремль Строгановская церковь в Новгороде полна декоративных элементов фасада, характерных для русской архитектуры.Красный цвет также является одним из самых отличительных элементов.

Древний город Коломна, основанный в 1177 году, полон ярких красок. И хотя он существует веками, он очень хорошо сохранился, а на главной площади до сих пор кипит жизнь.

Источник: theculturetrip.com и 56thparallel.com

Если вам понравилась эта статья о русской архитектуре , обязательно загляните в наши социальные сети, чтобы узнать больше о тенденциях и идеях дизайна интерьера:

Pinterest | Facebook | Instagram

Русская архитектура и дизайн | Журнал Dezeen

  • Foster + Partners открыла офис в медном цвете в Екатеринбурге

    Архитектурная студия Foster + Partners спроектировала офисный корпус «Русской медной компании» в Екатеринбурге в соответствующей цветовой гамме — первый проект студии в России.Подробнее

    Том Рэйвенскрофт |
    |
    Оставить комментарий

  • Елена Локастова создает яркий ювелирный салон на мансарде Москвы

    Русский архитектор Елена Локастова превратила чердак московского офисного здания в ювелирный салон с зелеными коврами в интерьере, чему придает вид из окна патинированный медный купол монастыря.Подробнее

    Али Моррис |
    |
    Оставить комментарий

  • Офисная архитектура

    Офисная архитектура

    UNStudio делит офис в Санкт-Петербурге зигзагообразным атриумом пополам

    Голландская архитектурная компания UNStudio представила свой проект офиса в Санкт-Петербурге, Россия, который будет содержать атриум, который по диагонали поднимается через здание.Подробнее

    Джеймс Паркс |
    |
    Оставить комментарий

  • Кафе в России, оформленное в стиле пончиков, стены и мебель выглядят почти съедобными

    Дизайнеры Эдуард Еремчук и Кэти Питицкая создали кафе в Воронеже, Россия, которое воплощает «сущность пончика» через восхитительно выглядящие бархатистые стены и мягкую на вид мебель.Подробнее

    Блок Индия |
    |
    Оставить комментарий

  • Blockstudio создает парижскую атмосферу в московской квартире

    Российская практика Blockstudio смешала различные материалы, текстуры и временные интервалы в этой новой московской квартире, чтобы создать ощущение обжитого парижского интерьера. Подробнее

    Али Моррис |
    |
    Оставить комментарий

  • «Архитекторы должны защищать общественное пространство», — говорит Элизабет Диллер, отмечая сексуальную привлекательность московского парка под открытым небом.

    Архитектор Элизабет Диллер раскрыла «скрытный» способ, которым Diller Scofidio + Renfro создает общественные пространства, и рассказала, как ее обвинили в развращении российской молодежи после вспышки секса на открытом воздухе в московском парке Зарядье.Подробнее

    Маркус Ярмарки |
    |
    Оставить комментарий

  • Zaha Hadid Architects представила проект станции метро

    Британская студия Zaha Hadid Architects представила свой проект станции 2 «Кленовый бульвар», которая строится на юге Москвы в рамках расширения городской системы метро. Подробнее

    Том Рэйвенскрофт |
    |
    Оставить комментарий

  • СНХ создает pop-up кинотеатр в «перевернутом бедуинском шатре» в Москве.

    Армянская архитектурная мастерская СНХ создала pop-up кинотеатр с бедуинскими шатрами возле Музея современного искусства «Гараж» в Москве.Подробнее

    Том Рэйвенскрофт |
    |
    Оставить комментарий

  • PLP Architecture открыла титановую штаб-квартиру Яндекса в Москве

    Британская компания PLP Architecture представила проект 12-этажного офиса для российской поисковой системы Яндекс в Москве, который будет облицован титаном, что станет «маяком» для компании. Подробнее

    Том Рэйвенскрофт |
    |
    Оставить комментарий

  • Дом в России под искусственным зеленым холмом

    Русская студия Niko Architect утопила дом в стиле телепузиков под искусственным холмом, перемежающимся коническими окнами в крыше, которые выступают из его зеленой крыши.Подробнее

    Джон Эстбери |
    |
    Оставить комментарий

  • WHY Architecture представляет проект оперного театра в России

    Академический театр оперы и балета им. П.И. Чайковского компании WHY Architecture будет построен на берегу реки Кама в Перми, Россия, недалеко от Уральских гор. Подробнее

    Блок Индия |
    |
    Оставить комментарий

  • Двекати референсы 1960-х годов Россия для интерьера московского офиса

    Плитка МДФ

    и синий ковер — одни из простых материалов, которые архитектурная студия «Двекати» использовала для отделки этого московского офиса, который напоминает лаконичную эстетику советского модернизма.Подробнее

    Али Моррис |
    |
    Оставить комментарий

  • Iosa Ghini Associati противопоставляет московское «однообразие» ярко окрашенным многоквартирным домам.

    Итальянская архитектурная студия Iosa Ghini Associati в сотрудничестве с российской фирмой «Моспроект-3» завершила 47 высотных зданий, облицованных красочными панелями на окраине Москвы.Подробнее

    Джон Эстбери |
    |
    Оставить комментарий

  • Плитка с коровьим принтом и оранжевая мебель в стиле Тетрис в Русском кафе

    Российский архитектор Эдуард Еремчук применил оранжевую модульную мебель на колесах в стиле тетриса для решения проблемы ограниченного пространства кафельного кафе в Ростове-на-Дону. Подробнее

    Блок Индия |
    |
    Оставить комментарий

  • Светоотражающие поверхности и лампочки освещают бар Mishka Bosco в Москве

    Более 2000 лампочек с регулируемой яркостью и ткань для селфи заполняют величественный интерьер этого коктейль-бара на Красной площади в Москве.Подробнее

    Али Моррис |
    |
    Оставить комментарий

  • Кристофер Хервиг фотографирует роскошные детали станций метро советских времен

    В серии фотографий «Советские станции метро» Кристофера Хервига запечатлены самые необычные детали сети метро советской эпохи, построенной между 1930-ми и 1980-ми годами. Подробнее

    Лиззи Крук |
    |
    Оставить комментарий

  • Аналитический центр по исследованию терраформирования Земли, основанный московским институтом «Стрелка».

    Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» в Москве начал аспирантуру, чтобы исследовать, как можно терраформировать Землю, чтобы обратить вспять последствия изменения климата.Подробнее

    Блок Индия |
    |
    Оставить комментарий

  • Московская мебельная фабрика 80-х превратила квартиры в лофт

    Архитектурная группа DNK превратила бывшую мебельную фабрику в Москве в квартиры, заменив сборные железобетонные панели на кирпич ручной работы. Подробнее

    Джон Эстбери |
    |
    Оставить комментарий

  • Московский FanFood предлагает футбольным болельщикам место, где можно отведать послематчевую пиццу

    В этом пиццерии, созданной архитектурной студией Mast возле московского стадиона «Динамо» в столице России, появляются фрески в стиле вратаря и светильники цвета футбольной формы.Подробнее

    Наташа Леви |
    |
    Оставить комментарий

  • UNStudio соединит Россию и Китай с первой в мире международной канатной дорогой

    Спроектированная как первая трансграничная канатная дорога, канатная дорога Благовещенск — Хэйхэ будет построена через реку Амур, которая отмечает границу между востоком России и Китаем. Подробнее

    Том Рэйвенскрофт |
    |
    Оставить комментарий

Супервысокий небоскреб The Spiral by BIG достигает полной высоты в Нью-Йорке

Художник Криста Ким продает «первый в мире цифровой дом NFT» более чем за 500 000 долларов.

Звезды «Летающий корнишон» в детской книге Foster + Partners

Десять современных гостиных со спокойным интерьером

Сакет Сетхи создает храм в саду в форме яйца рядом с сельским индейским домом

Вход в бункер в Кастельгранде, запечатленный на фотографиях Симоне Босси

Руководство Dezeen по дереву в архитектуре, интерьере и дизайне

Отель в Японии упоминается в сегодняшнем еженедельном бюллетене Dezeen

Dezeen Awards

Dezeen Jobs

{{category}}

{{carousel_title}}

Архитектура — Воссоздание фоторепортажа Прокудина-Горского: Империя, которой была Россия | Выставки

архитектурное богатство Российской Империи отражало ее многовековую историю.
а также культурное, этническое и религиозное разнообразие его народа.Прокудин-Горский
фотографировал средневековые церкви и монастыри Европейской России и
мечети и исламские школы на Кавказе и в Средней Азии. Многие из
здания, которые он сфотографировал, позже были разрушены войной или революцией,
но другие пережили советский период и были отреставрированы. Кроме того
к культовым сооружениям, Прокудин-Горский сфотографировал дома, дачу
поместья, фабрики и сараи. Его навыки фотографа и технические
изощренность его методов проявляется в лечении предметов
от церковных интерьеров до панорамных снимков городов.

Вечерний вид на мечеть

Горы Памира создают драматический фон для вечера
вид на мечеть Шахи Зинде в Самарканде, комплекс могил
и погребальные часовни, построенные на протяжении многих веков для женщин
династии произошли от Тимура (Тамерлана, 1336-1405),
великий средневековый правитель Средней Азии.

Этюд аистового гнезда

Аист, традиционно символ удачи у тюрков.
народов, сидит в своем гнезде на вершине дворцовой стены в Бухаре.
в Средней Азии.

Иконостас и Чудотворная икона

Эта фотография интерьера церкви Рождества Христова.
Богородицы в Смоленске показывает экран с иконами, который в
Православная церковь отделяет алтарную часть от прихожан.
Справа — особая святыня чудотворной иконы.
как «Одигитрия» традиционно ассоциируется со Смоленском.

Вид на Нилова монастырь

Монастырь преподобного Нила на острове Столобный на озере Селигер
в Тверской губернии, к северо-западу от Москвы, иллюстрирует судьбу
церковные учреждения в русской истории. Санкт-Нил
(ум. 1554) основал на острове небольшое монастырское поселение.
около 1528 года. В начале 1600-х годов его ученики построили то, что должно было
стать одним из крупнейших и богатейших монастырей в России.
Империя.Монастырь был закрыт советской властью в 1927 году.
и структура использовалась для различных светских целей, в том числе
концлагерь и детский дом. В 1990 году имущество было возвращено.
Русской Православной Церкви и в настоящее время является действующим монастырским
сообщество еще раз.

Церковь Святого Дмитрия

Дмитриевская церковь, построенная в 1190-х гг. Во Владимире,
к востоку от Москвы в центральной части европейской части России, иллюстрирует вертикальность
общий для раннерусского церковного зодчества.Эта церковь служила
как макет Собора Святого Николая Православного
Церковь Америки на Массачусетс-авеню, в Вашингтоне, округ Колумбия,

В начало

Вид на Соловецкий монастырь

Соловецкий монастырь, основанный в начале ХV века.
на острове в Белом море на крайнем севере европейской части России,
на протяжении веков был одним из важнейших монастырских и культурных
учреждения в России.Толстые стены, показанные на этой фотографии, защищают
монастырь от иностранных захватчиков несколько раз. Монастырь
был частично разрушен в ранний советский период и стал
место первого крупного концлагеря системы ГУЛАГ.
В постсоветское время его вернули Православной церкви и
снова действующий монастырь.

Изразцовая фарфоровая печь в Княжеском дворце

На этой фотографии интерьера Княжеского дворца изображен
печь-камин из керамической плитки в окружении ярко окрашенной мебели
и стены с декоративными фресками.Дворец построен в
пятнадцатого века в Ростове Великом, старинном русском городе на северо-востоке
Москвы.

Церковь Воскресения Христова

русских храмов имеют внешнюю и внутреннюю отделку в
формы мозаики, фресок и резьбы, часто в блестящих
цвета. Церковь Воскресения Христова в Костроме на севере
часть Европейской России была построена в 1650-х годах и демонстрирует
пышное убранство экстерьера, характерное для его
период.Однако, несмотря на эффектный внешний вид, церковь
известен прежде всего своими внутренними настенными росписями.

Собор Рождества Богородицы

Собор Рождества Богородицы — старейшая церковь.
здание в Суздале. Расположен в Суздальском кремле, г.
оригинальная, обнесенная стеной, крепостная часть города. Собор,
который датируется XII веком, много раз перестраивался
лет и отображает луковичные купола, столь характерные для русских
церковная архитектура.

Часть медресе Шир-Дар

Изразцовые колонны, стены и купола Шир-Дара («Львиный дом»).
медресе в Самарканде демонстрируют сложные абстрактные конструкции и использование
каллиграфии, характерной для большей части исламской и среднеазиатской архитектуры.
Это медресе, построенное в 1619-1636 гг. И по сути являющееся мусульманским богословским домом.
академия и школа, входит в комплекс мечетей и медресе
найден в Регистане, самом священном месте старого Самарканда.

Церковь Рождества Богородицы

Основанный около 1330 г., Троице-Ипатьевский монастырь в старинном
Российская Волга, город Кострома, к северо-востоку от Москвы, содержал
в его стенах несколько старых церквей, в том числе церковь
Рождество Богородицы изображенное здесь. Первоначально построенный в
шестнадцатого века церковь была снесена в раннесоветский
период.Эта фотография может быть единственной цветной фотографией, когда-либо сделанной
церкви.

Вид на Тобольск с колокольни Преображенской церкви

С момента основания в 1587 г. до конца 1800-х гг., Г. Тобольск.
был одним из крупнейших и важнейших городов Сибири. Для
несколько веков Тобольск служил военным, административным,
и политический центр русского владычества в Сибири.Этот панорамный
вид показывает реку Иртыш на переднем плане и широкую плоскую
Сибирская равнина за пределами центральной части города.

В начало

Собор Святого Николая, Можайск

Грунтовая дорога ведет к ярко окрашенному зданию XVII века.
Никольский собор среди скромных жилых построек
в Можайске к западу от Москвы.

Вид на Тифлис

Этот панорамный вид на Тифлис показывает город, расположенный в долине.
среди хребтов Кавказских гор. Город сегодня — Тбилиси,
столица теперь независимой Республики Грузия. На
Когда была сделана эта фотография, примерно в 1910 году, в городе существовала многонациональная
население 160 000 человек, в том числе грузины, армяне, русские,
Персы, поляки, татары и евреи.

Вид на Ликанский дворец со стороны Куры

Ликанские предгорья Кавказских гор создают впечатляющий
фон для дворца, построенного на реке Кура, недалеко от русского
граничит с Турцией и недалеко от города Боржоми в настоящее время
Грузия.

Деревянная часовня на месте Старого Белозерска

Первое упоминание в русских летописях за 862 год н.э.Д.,
город Белозерск или «Белое озеро» был заброшен и переселен несколько
раз. Первоначальное поселение, возведенное здесь в честь небольшого памятника XIX века.
деревянная часовня, находилась на северной стороне Белого озера на севере
Центральная Европейская Россия.

Хранилище сена

В поселке Вязовая Транссибирской магистрали.
в Уральском горном районе, деревянные склады для сена
и продовольственные культуры фотографируются на фоне плотного
Сосновый лес.

Вид на Суздаль со стороны реки Каменки

Каменные церкви, деревянные дома и мостик через Каменку.
Река сфотографирована на окраине старинного русского города.
Суздаля, северо-восточнее Москвы. Когда-то важный и мощный
княжества, Суздаль пришел в упадок по мере того, как Москва выросла в
консолидированный контроль над несколькими княжествами в Центральной Европе
Россия.

Село Колчедан

Грунтовая дорога, проходящая через каменный мост, ведет к городку.
Колчедана в Уральских горах, к юго-востоку от Екатеринбурга.
Первоначально основанный в 1673 году как приграничный частокол, к тому времени
это фото было сделано в 1912 году, город был средоточием песчаника.
горнодобывающей и обрабатывающей промышленности и имел два крупных каменных церковных здания,
в том числе монастырь со школой.

Вернуться к началу

Искусство и архитектура в России

Русское искусство и архитектура остаются загадкой для большинства посторонних, даже несмотря на то, что сама страна открылась миру. Если вы немного узнаете об эволюции русского изобразительного и прикладного искусства, а также о политических движениях, которые часто руководили ими, ваша поездка станет менее захватывающей и более открывающей глаза.

В течение тысячелетия, от обращения России в православие в IX веке до XIX века, русское искусство почти полностью определялось иконописью . Византийская практика рисования святых или библейских сцен на резных деревянных панелях строго руководствовалась церковным каноном, поэтому иконы выглядят гораздо более единообразными и повторяющимися, чем, например, западноевропейское религиозное искусство эпохи Возрождения. Лучший совет для начинающего зрителя — выбрать одну или две иконки в комнате и изучить их линии и баланс — не ищите реализма или классических пропорций и не ожидайте возвышения.Они должны быть несколько захватывающими и интроспективными.

Некоторым русским иконописцам удалось привнести в свои работы оригинальность, но чтобы заметить различия, нужен наметанный глаз. Андрей Рублев был самым известным и противоречивым средневековым иконописцем, который в XIV веке вывел этот жанр на новый уровень. Его работы больше всего ценят в Третьяковской галерее в Москве и Троицком монастыре в Сергиевом Посаде. В Спасо-Андронниковом монастыре в Москве, где он жил и работал, нет ни одной его оригинальной работы, но есть информативная выставка о нем.

Русское искусство вышло из моды после того, как Петр Великий перенес столицу в Санкт-Петербург в начале 1700-х годов и украсил его французскими и итальянскими шедеврами или их подражаниями. Только в середине 19 века славянофильское движение принесло русским живописцам настоящий успех. Странники, или передвижники, оторвались от Петербургской Академии художеств и ее западных традиций, чтобы сосредоточиться на изображении русской деревенской жизни. Среди выдающихся людей этого периода — Иван Крамской и Илья Репин, работы которых хорошо представлены в Третьяковской галерее и Русском музее в Санкт-Петербурге.Петербург.

В конце XIX века возникла русская версия движения декоративно-прикладного искусства , основанного на традиционном русском прикладном искусстве. Русские художники также приняли то, что они называют Style Moderne, или Art Nouveau. Потрясающие интерпретации этого стиля можно найти в мозаике Михаила Врубеля « Dream Princess » на верхней части фасада гостиницы «Метрополь» и в связанной с ним мозаике размером с комнату в Третьяковской галерее.

Политические потрясения начала 20 века были главным двигателем развития русского искусства.Яркие цвета, угловатые формы и интенсивность городской жизни заменили сельские пейзажи, и русское движение Avante-Garde процветало. Казимир Малевич и Михаил Ларионов исследовали жанры футуризма, лучизма (единственное истинно абстрактное искусство в России) и супрематизма. Белорус Марк Шагал в этот период создавал сюрреалистические и удивительные картины. Многие из этих работ выставлены в Третьяковской галерее в Москве (старое и новое крыло) и в Русском музее в Санкт-Петербурге.Петербург.

Первоначально советские лидеры использовали творчество свободомыслящих художников в пропагандистских целях, а плакаты, скульптуры и общественные пространства, созданные русскими художниками в 1920-х годах, являются одними из самых ярких произведений искусства в мире. конструктивистов, в том числе Владимир Татлин, Александр Родченко и Варвара Степанова, включили в свои работы технологические и индустриальные темы и энергию. Их работы только начинают выходить из музейных хранилищ, а некоторые экспонируются в Третьяковской галерее и Санкт-Петербурге.Петербургский Русский музей. Российский авангард внес в мировое искусство больше, чем обычно ценится, в основном потому, что советское правительство так эффективно стерло или дискредитировало их работы к 1930-м годам, отстаивая вместо этого смелые образы, но менее смелые идеи социалистического реализма.

Пропагандистский плакат пришел на смену иконе в качестве главного полотна России на протяжении большей части советской эпохи, пока свобода от художественных ограничений в конце 1980-х и 1990-х годах не породила волну смелого экспериментального искусства.Сегодня российские артисты, похоже, ищут новую роль.

Русская архитектура тоже была церковной и веками следовала православной строгости. Церкви были построены в форме греческого креста с несколькими окнами и крутыми крышами. Луковые купола стали заметной особенностью в 11 веке. Иконостас , ширма перед алтарем с тщательной иерархией икон, является ключевым объектом для поиска внутри церкви.

Средневековые архитекторы рисковали больше, чем их коллеги-иконописцы.Соборы в Кремле являются наиболее яркими примерами постепенного посягательства итальянского влияния на русскую традицию в 15-м и 16-м веках. Венецианские гребешки обрамляют крыши, хотя здания включают кокошники (остроконечные арки) и закомари (полукруглые фронтоны), типичные для архитектуры Москвы той эпохи. Храм Василия Блаженного в Москве — одна из последних церквей, которые так смело использовали скошенные купола и шатер , или шатровую башню, позже запрещенную православными лидерами — ни один другой храм в России сегодня не выглядит так, как это.

Западные идеи Петра Великого перевернули русскую архитектуру, а построенная им столица соответствовала идеалам Просвещения и неизменной симметрии. Зимний дворец и Смольный собор в стиле рококо, а также Михайловский дворец и Адмиралтейство в неоклассическом стиле почти не похожи на искривленные купола средневековой Москвы. Посетите любую площадь Санкт-Петербурга и развернитесь на 360 градусов, и вы почувствуете, насколько последовательными и светскими были дизайнеры города, даже те, кто пришел хорошо после смерти Петра.

Возрожденческое движение XIX века привело к возвращению традиционных русских церковных элементов, таких как украшенные купола в церкви Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге. После победы над Наполеоном стиль ампир прижился в русских аристократических резиденциях, свидетельством чему являются улицы Пречистенка и Остоженка в Москве.

Ранняя советская архитектура была такой же творческой и энергичной, как и искусство того времени. Такие архитекторы, как Константин Мельников, создавали функциональные, элегантные здания, благодаря которым советская идея (прогрессивного, эгалитарного государства) казалась вершиной современности.(Его самый известный дом находится недалеко от Арбата в Кривоарбатском переулке, 6.) Мавзолей Ленина на Красной площади, при всей своей болезненной функции, является одним из последних сохранившихся образцов конструктивистской архитектуры. Система московского метро была спроектирована лучшими архитекторами страны и представляет собой отличное место, чтобы увидеть сопоставление традиций (цветочные столицы) с советской политикой (статуи пролетариата). Это также одна из самых красивых систем метро в мире.

Позже стиль «сталинской готики» появился в десятках высотных зданий вокруг Москвы (до Варшавы и Праги), с башенками и шпилями административных или жилых зданий.Два ярких примера — гостиница «Украина» и МГУ. Архитектура после Сталина превратилась в унылые квадратные башни, которые портят горизонт любого российского города. Сегодняшние архитектурные тенденции задаются тем, что россияне-нувориши строят многомиллионные «коттеджи» на окраинах Москвы и Санкт-Петербурга. Руководящий принцип часто кажется «настолько большим и экстравагантным, насколько это возможно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.