• 01.07.2021

Русская архитектура: Коротко о периодах и стилях Русской архитектуры

Содержание

Коротко о периодах и стилях Русской архитектуры

Разумеется, сегодня есть много книг, где расписаны до деталей все исторические периоды, вся история отечественной архитектуры, все стили и направления.
Но специфика интернета такова, что многие хотят понять общие проблемы в одной короткой заметке.
Именно такой обзор я предлагаю читателям журнала  Архитектурный стиль —

Коротко о периодах и стилях Русской архитектуры

1.  Древнерусская архитектура
X – XVII в.
История Древнерусского зодчества насчитывает семь веков. Даже простое перечисление всех периодов развития Древнерусского зодчества является огромной исследовательской работой. Настолько сложен и многообразен был этот путь.
Архитектура Киева и Чернигова, архитектура Новгорода Великого  и Пскова, Смоленска и Полоцка. Самостоятельная и очень яркая Владимиро-Суздальская архитектура сложилась в Северо-Восточной части Руси, в Залесской земле. К концу XII в. на Руси слагается несколько архитектурных направлений, хотя общие принципы на всей территории Руси были одинаковы. В XIII в. Владимиро-Суздальская  школа разделилась на две самостоятельные, одна строила в Суздале, Нижнем Новгороде и Юрьеве-Польском, другая – во Владимире, Ростове и Ярославле. И, наконец, эпоха централизованного Русского государства, в XV — XVI веках объединившая отдельные русские земли вокруг Москвы. Процесс объединения русских земель вокруг Москвы, складывание единого русского государства, повлияли на формирование общерусской архитектурной традиции. Архитектуре XVII века были присущи сложность и живописность композиций, разнообразие и насыщенность архитектурными деталями.
Среди произведений Древнерусской архитектуры нет копий с иноземных зданий, нет механического подражания архитектуре соседних стран.

2.  «Нарышкинское» барокко
Конец  XVII в.
Первый этап развития русского барокко относится ещё к эпохе Русского царства, с 1680-х по 1700-е годы, получившее название Московское, или «Нарышкинское» барокко Особенностью данного стиля (?) является его тесная связь с уже существовавшими русскими традициями. Стремившееся к узорочью, живописности и нарядности, своеобразное связующее звено между древнерусской архитектурой и новым стилем Барокко.

Церковь Покрова в Филях, в Москве, 1694 г.

3. Стиль Барокко
1-я половина XVIII в.
Основание Санкт-Петербурга  дало мощный толчок к развитию архитектуры России, начинается новый этап в развитии русского барокко — петровское барокко. Это был архитектурный стиль, ориентировавшийся на западные образцы. Крупнейшим сооружением этого времени является Петропавловский собор. И несмотря на обилие иностранных архитекторов, в России начинает формироваться собственная архитектурная школа. Архитектуре петровского времени свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов. Позднее в России получает развитие новое направление — елизаветинское барокко. Его появление чаще всего связывают с именем выдающегося архитектора Растрелли. Отличие данного стиля от петровского заключается в его тесной связи с традициями московского барокко. Растрелли спроектировал величественные дворцовые комплексы в Петербурге и его окрестностях — Зимний дворец, Екатерининский дворец, Петергоф. Архитектору свойственны исполинские масштабы построек, пышность декоративного убранства, отделка фасадов с применением золота. Мажорный, праздничный характер архитектуры Растрелли наложил отпечаток на всё русское искусство середины XVIII века. Самобытную страницу елизаветинского барокко представляет творчество московских архитекторов середины XVIII века — во главе с Д.В.Ухтомским и И.Ф.Мичуриным. Основная идея барокко – красота, торжественность, высокопарность, преувеличенный пафос и театральность.

Большой дворец в Царском селе, 1752-1757 гг., арх. В.В.Растрелли

4. Стиль Классицизм
2-я половина XVIII – нач. XIX в.

Классицизм – это обращение к формам античного зодчества как к эталону гармонии, простоты, строгости, логической ясности и монументальности. Основой архитектурного языка классицизма стал ордер. Для классицизма свойственны симметрично-осевые композиции и сдержанность декоративного убранства. Русский классицизм — стиль в искусстве, возникший в России при Екатерине II, определенным образом стремившейся к  европеизации России. Появлению нового стиля предшествовало более чем полувековое развитие отечественного искусства Нового времени, характерное преобладанием барокко. С 60-х годов XVIII века русские архитекторы проектируют и строят здания в стиле благородной простоты классицизма.

Дом Пашкова  в Москве, 1784-1788 гг. арх. В.И.Баженов (?).

5. «Национально-романтический» этап
1780 – 1800 гг.
Во второй половине XVIII века, наряду с ведущим классическим направлением, был недолгий этап, который позднее чаще всего именовали «готическим стилем». Это время активного творчества В.И.Баженова и М.Ф.Казакова, и наиболее известным их сооружением является Царицынский ансамбль. Несмотря на поручение Екатерины, наши архитекторы взяли исходным моментом не готику, а древнерусские формы. Для Царицына характерна затейливая красочная игра белокаменных деталей на фоне краснокирпичных стен, напоминающая детали и мотивы русской архитектуры XVII века. В целом произведения этого этапа в классической архитектурной школе названы временем Национально-романтических исканий.

Дворец в Царицыно, в Москве, 1775 – 1785 гг., арх. В.И.Баженов и М.Ф.Казаков

6. Стиль Ампир
1800 – 1840 гг
«Имперский стиль» ампир является завершающим этапом классицизма, С массивными и монументальными формами, богатым декорированием, с элементами военной символики.

Главный штаб в Петербурге, 1819-1829 гг., арх. К.И.Росси

7.  Эклектика
1830 – 1890 гг.
Направление в архитектуре, ориентирующееся на использование в одном сооружении любых форм прошлого в любых сочетаниях. Эклектика восстала против академических догм, требовавших следовать «вечным» законам античного зодчества. Эклектика сама по себе не может быть стилем, так как является смешением этапов и стилей прошлых лет.
Несколько слов об эклектике

Успенская церковь в Петербурге, 1896-1898 гг., арх. Г.Косяков

8. Стиль Модерн
Конец XIX в. — 1917 г.
Стилевое направление связано с использованием новых технико-конструктивных средств, свободной планировки для создания подчеркнуто индивидуализированных зданий. Термином «Модерн» определяется архитектура, резко восставшая против подражательности. Лозунг модерна – современность и новизна. Системы художественных форм, сколько-нибудь родственной ордеру или «стилям» эклектики – в модерне вообще не существует.
Свойственному прошлым стилям принципу проектирования здания «снаружи – внутрь», от формы плана и объема к внутреннему расположению помещений, в модерне противостоит противоположный принцип: «изнутри – наружу». Форма плана и фасада не задается изначально, она вытекает из особенностей внутренней планировочной структуры.
О модерне —  http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/modern/0-255

Особняк Рябушинского в Москве, 1900 г., арх.Ф.О.Шехтель

9.  Ретроспективизм
1905 – 1917 гг.
Очень сложное направление, своеобразная параллель позднему модерну. Направление, основанное на освоении архитектурного наследия прошлых эпох, от древнерусского зодчества до классицизма. Различия между поздним модерном и ретроспективизмом провести чрезвычайно трудно.  Примеры трех основных течений в ретроспективизме —

9.1 — Неоклассицизм
Здание Киевского вокзала в Москве напоминает прославленные постройки русского классицизма и ампира. Симметрия этой торжественной композиции оживлена квадратной часовой башней, поставленной на правом углу. При достаточной строгости архитектурных форм декоративное убранство здания весьма разнообразно, с сочными «античными» мотивами.

Киевский вокзал. 1914-1924 гг., Арх. И.И.Рерберг, В.К.Олтаржевский, при участии В.Г.Шухова.

9.2 — Неорусский стиль
Исследователями архитектуры высказывалось мнение, что неорусский стиль стоит ближе к модерну, чем к эклектике, и этим отличается от «псевдорусского стиля» в его традиционном понимании.
Здание Ссудной казны сочетает деловую представительность с пластичностью палат XVII века. Форма парадного крыльца на фоне бриллиантовой рустовки стены усиливает декоративность здания. В декоре преобладают мотивы «Нарышкинского барокко». Однако полная симметрия фасада нарушает «принципы модерна» и придают зданию некоторую эклектичность….

Ссудная казна в Настасьинском пер. в Москве. 1913-1916 гг., Арх. В.А. Покровский и Б.М. Нилус

9.3 — Неоготика
Католический собор на Малой Грузинской улице в Москве — трёхнефная крестовидная псевдобазилика. Основной объём храма был построен в 1901—1911 годах, отделочные работы внутри продолжались до 1917 года. По различным свидетельствам, для архитектора прообразом фасада послужили некоторые европейские готические соборы. В этом католическом соборе находится самый большой в России орган и можно послушать концерты органной музыки.

Католический собор на М. Грузинской улице. 1901—1911 гг., Арх. Ф.О.Богданович-Дворжецкий.

Стили ……
Вместить на один лист всю многовековую историю отечественной архитектуры невозможно.
Моя задача конкретнее — дать общее, очень схематичное понятие о том, как менялись стили архитектуры со второй половины  XVII века и до 1917 года.


И важное уточнение о «Стилях»:
— В истории архитектуры само понятие «Архитектурный стиль» появилось сравнительно недавно, и относится только к периодам с XVIII века, со стиля Барокко. Иногда к стилям относят и «Нарышкинское» барокко второй половины XVII века.
— К Древнерусской архитектуре понятие «Стиль» вообще неприменимо, и выражение типа «церковь в Новгородском стиле» относится к разговорному жанру, и не более того!
………………………………….………………………………….……………..

Литература:
— История русской архитектуры. – М.: Академия архитектуры СССР, Институт истории и теории архитектуры, 1956.
— Е.И.Кириченко. Русская архитектура 1830-1910-х годов. – М.: Искусство, 1982.

Архитектура русская

Архитектура русская – архитектурные стили, и выполненные в них сооружения, созданные в России, начиная с эпохи Киевской Руси до наших дней. Русская архитектура, как и зодчество других стран, прошло множество этапов развития – от деревянного зодчества, до европейских веяний и новейших архитектурных стилей.

Один из наиболее известных ансамблей русской архитектуры – Красная площадь с Кремлем и Собором Василия Блаженного, представляющими зодчество разных эпох и стилей.

Архитектура Древней Руси была сформирована под влиянием каменной архитектуры Византии, переняв многое из храмового зодчества. Наиболее примечательны архитектурные памятники Новгорода XI — XII вв., построенные с явной оглядкой на византийские аналоги. Средневековые русские сооружения были выполнены, в основном, из дерева и украшены резными деревянными панелями – наличниками, ставнями и пр. Внутренние помещения украшались фресками.

Деревянный храм в Кижах является одним из памятников русской архитектуры 15 века, иллюстрируя основные принципы деревянного зодчества: закрытые небольшие балконы и галереи, многочисленные остроконечные наличники и купола.

Развитие русской архитектуры поднялось на новый виток в XV в., когда центром строительства стала Москва. В XIV-XVI вв. был выстроен Кремль, комплекс крепостных сооружений из красного кирпича. Архитектурный ансамбль Кремля стал символом национального объединения и независимости. Монументальный стиль русской архитектуры, сложившийся в эпоху укрепления Москвы, сменился в XVII в. более изысканным стилем. Названный «нарышкинским барокко», новый стиль отличался сложным декоративным убранством, характерным сочетанием красного кирпича и белокаменных деталей фасада — узорчатых порталов, резных наличников, гребешков и т.д.

Один из последних комплексов, возведенных в традициях деревянного зодчества в 17 веке, сменившегося помпезным нарышкинским барокко.

Основание Санкт-Петербурга и подражание голландской и немецкой архитектуры, охарактеризовалось новым стилем – «петровским барокко». В период царствования Екатерины II барокко сменилось стилем классицизм. Российские города к тому времени представляли эклектичные ансамбли – деревянные жилые кварталы соседствовали с барочными городскими резиденциями и административными зданиями в стиле классицизма. Начало XIX для русской архитектуры ознаменовалось развития стиля ампир, который отличала театральность, упорядоченность и подчеркнутая симметрия.

Зимний дворец является ярким примером русского классицизма, который характеризовался большим количеством скульптурного декора и яркими цветами стен фасадов.

Период конца 19 – 20 веков ознаменовался стремительными преобразованиями в русской архитектуре – от возрожденных классических стилей архитекторы перешли к конструктивизму и модернизму советской эпохи, которая позже сменилась интернациональным стилем, господствующим и поныне.

Русская архитектура — это… Что такое Русская архитектура?

Русская архитектура следует за традицией, корни которой были установлены ещё в Византии, а затем в Киевской Руси. После падения Киева русская архитектурная история продолжалась в княжествах Владимира-Суздаля, Новгородской и Псковской республиках, Русского царства, Российской империи, Советского Союза и современной Российской Федерации.

Средневековая Русь (X—XVII вв)

См. также: Список древнерусских архитектурных сооружений домонгольского периода

Архитектура Киевской Руси (IX—XII вв.)

Культурное влияние средневековой Киевской Руси прослеживается в архитектурных традициях нескольких современных государств, в том числе и России.

Большие церкви Киевской Руси, построенные после принятия Христианства в 988 году, были первыми примерами монументальной архитектуры в восточно-славянских землях. Архитектурный стиль Киевской Руси утвердился под влиянием византийского. Ранние православные церкви были главным образом сделаны из дерева.

Первой каменной церковью Киевской Руси была Десятинная церковь в Киеве, строительство которой относят к 989 году. Церковь строилась в качестве кафедрального собора неподалеку от княжеского терема. В первой половине XII в. церковь перенесла значительный ремонт. В это время был полностью перестроен юго-западный угол храма, перед западным фасадом появился мощный пилон, подпирающий стену. Эти мероприятия, вероятнее всего, являлись восстановлением храма после частичного обрушения вследствие землетрясения.

Софийский собор в Киеве, построенный в XI веке является одним из самых значительных архитектурных сооружений данного периода. Первоначально Софийский собор представлял собой пятинефный крестово-купольный храм с 13 главами. С трёх сторон он был окружён двухъярусной галереей, а снаружи — ещё более широкой одноярусной. Собор строился константинопольскими строителями, при участии киевских мастеров. На рубеже XVII-XVIII веков был внешне перестроен в стиле украинского барокко. Храм внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Владимиро-Суздальская архитектура (XII—XIII вв.)

Церковь Покрова на Нерли (Покров на Нерли, XII век) — храм во Владимирской области России, выдающийся памятник владимиро-суздальской школы, считается одним из самых совершенных храмов России.

В период феодальной раздробленности роль Киева как политического центра начинает ослабевать, в феодальных центрах появляются значительные архитектурные школы. В XII—XIII веках важным культурным центром становится Владимиро-Суздальское княжество. Продолжая византийские и киевские традиции, архитектурный стиль видоизменяется, приобретает собственные, индивидуальные черты.

Во время правления Андрея Боголюбского владимиро-суздальская архитектура достигла наибольшего расцвета. В столице княжества Владимире разворачивается активное строительство, город застраивается монументальными сооружениями. До настоящего времени сохранились такие памятники архитектуры Владимира как Успенский собор и Золотые врата.

Одним из наиболее выдающихся памятников зодчества владимиро-суздальской школы является церковь Покрова на Нерли, построенная в середине XII века. От храма XII века без существенных искажений до нашего времени сохранился основной объём — небольшой, слегка вытянутый по продольной оси четверик и глава. Храм крестовокупольного типа, четырёхстолпный, трёхапсидный, одноглавый, с аркатурно-колончатыми поясами и перспективными порталами. В составе объекта «Белокаменные памятники Владимира и Суздаля» церковь входит в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Светская архитектура Владимиро-Суздальской земли мало сохранилась. До двадцатого столетия, только Золотые Ворота Владимира, несмотря на большие восстановительные работы XVIII века, могли быть расценены как подлинный памятник предмонгольского периода. В 1940-ых годах, археолог Николай Воронин обнаружил хорошо сохранившиеся остатки дворца Андрея Боголюбского в Боголюбово (1158—1165).

Новгородско-Псковская архитектура (конец XII—XVI вв.)

Формирование новгородской архитектурой школы относят к середине XI века, времени строительства Софийского собора в Новгороде. Уже в данном памятнике заметны отличительные черты новгородской архитектуры — монументальность, простота, отсутствие излишней декоративности.

Храмы Новгорода эпохи феодальной раздробленности уже не поражают огромными размерами, однако в них сохраняются основные черты данной архитектурной школы. Они отличаются простотой и некоторой тяжеловесностью форм. В конце XII века были построены такие храмы как церковь Петра и Павла на Синичьей горе (1185), церковь Уверения Фомы на Мячине (1195) (на ее фудаменте в 1463 году построена новая церковь с тем же именем). Выдающимся памятником, завершившим развитие школы в XII веке, стала церковь Спаса на Нередице (1198). Построена за один сезон при новгородском князе Ярославе Владимировиче. Храм одноглавый, кубического типа, четырёхстолпный, трёхапсидный. Фресковые росписи занимали всю поверхность стен и представляли собой один из уникальных и наиболее значительных живописных ансамблей России.

Расцвет новгородского зодчества относят ко второй половине XIV века, в эпоху максимального могущества Новгородской республики. Вершиной и эталоном архитектуры данного периода является церковь Фёдора Стратилата на Ручью в Новгороде. Здание церкви — это четырёхстолпная одноглавая постройка кубического типа. На фасаде, особенно на барабане и апсидах, немало декоративных элементов. Некоторые ниши фасада ранее были украшены фресками. Также стоит отметить церковь Спаса Преображения на Ильине улице, знаменитую тем, что в ней одной сохранились фрески кисти Феофана Грека.

Псковская архитектура очень близка к новгородской, тем не менее в зданиях Пскова появилось немало специфических черт. Одним из лучших храмов Пскова периода расцвета стала церковь Сергия с Залужья (1582—1588). Также известны церковь Николы со Усохи (1371), Василия на Горке (1413), Успенья на Пароменье со звонницей (1521), Кузьмы и Демьяна с Примостья (1463).

Зданий светской архитектуры Новгородской и Псковской земель известно немного, среди них наиболее монументальным зданием являются Поганкины палаты в Пскове, построенные в 1671—1679 годы торговыми людьми Поганкиными. Здание является своеобразным дворцом-крепостью, его стены, высотой в два метра, сложены из камней.

Архитектура Московского княжества (XIV—XVI вв.)

Превращение Москвы в сильный политический центр привело к стремительному развитию архитектуры на территории города и княжества. Архитектурные традиции Владимиро-Суздальского княжества успешно перенимались московскими зодчими, к концу XVI века уже можно говорить о собственной московской архитектурной школе.

Успенский собор на Городке в Звенигороде — один из полностью сохранившихся белокаменных московских храмов данного периода. Это небольшой крестово-купольный четырехстолпный храм, увенчанный одним куполом. С восточной стороны храм имеет три алтарные апсиды, западный, южный и северный фасады храма имеют традиционное деление на три вертикальных прясла, завершенных закомарами. Изящество пропорций и красота богатого декоративного убранства выделяют храм из числа других соборов того же времени[1].

Подъем московской архитектуры принято связывать с политическими и экономическими успехами княжества в конце XV века, во времена правления Ивана III. В 1475—1479 годах итальянским архитектором Аристотелем Фиораванти был построен Московский Успенский собор. Храм шестистолпный, пятиглавый, пятиапсидный. Построен из белого камня в сочетании с кирпичом. В росписи принимал участие известный иконописец Дионисий. В 1484—1490 годах псковскими зодчими был построен Благовещенский собор. В 1505—1509 годах под руководством итальянского архитектора Алевиза Нового был построен близкий к Успенскому Архангельский собор. В это же время получает развитие гражданское строительство, в Кремле строится ряд зданий — палат, самой известной из которых является Грановитая палата (1487—1496).

В 1485 году началось строительство новых кремлевских стен и башен, оно закончилось уже при правлении Василия III в 1516 году. К этой эпохе относят также активное строительство других крепостных сооружений — укрепленных монастырей, крепостей, кремлей. Были построены кремли в Туле (1514), Коломне (1525), Зарайске (1531), Можайске (1541), в Серпухове (1556) и т. д.

Архитектура Русского царства (XVI в.)

Принятие Иваном Грозным титула «царя» и превращение России в царство было очередным этапом развития русского государства и русской архитектуры в том числе. В архитектуре данного периода продолжаются прошлые традиции, при этом в каменную архитектуру из деревянной проникает форма «шатра», что является заметным отличием в архитектуре нового периода.

Самым известным памятником архитектуры данного периода является Храм Василия Блаженного, строительство которого продолжалось в 1554—1560 годах. Собор входит в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в России. Храм Василия Блаженного, или Покровский Собор, был построен по приказу Ивана Грозного в память о взятии Казани, автором проекта, по одной из версий, стал псковский зодчий Постник Яковлев. Памятник является одним из самых узнаваемых символов Москвы и России.

Другим известным памятником данного периода является Церковь Вознесения в Коломенском, являющаяся первым каменным шатровым храмом в России. Возведена в Коломенском в 1528—1532 годах (предположительно итальянским архитектором Петром Францизском Ганнибалом, по русским летописям Петром Фрязином или Петроком Малым)[2] на правом берегу Москвы-реки. В храме наряду с шатром были применены пристенные пилоны, что позволило построить огромное здание невиданных пропорций, с «летящей» архитектоникой. Постройка была осуществлена с размахом и значительными материальными затратами. В истории русского зодчества храм остался произведением, с точки зрения его формального совершенства, единственным и неповторимым.

Несмотря на развитие каменной шатровой архитектуры, продолжают возводиться и храмы старого типа. По типу Московского Успенского собора с пятью куполами были построены: Смоленский собор Новодевичьего монастыря (1524—1598), Успенский собор Троице-Сергиевой лавры (1559—1585).

Русская архитектура XVII века

Начало XVII века в России ознаменовалось сложным смутным временем, что привело к временному упадку строительства. Монументальные здания прошлого века сменились небольшими, иногда даже «декоративными» постройками. Примером подобного строительства может служить церковь Рождества Богородицы в Путинках, выполненная в характерном для того периода стиле русского узорочья. После завершения строительства храма, в 1653 году, Патриарх Никон прекратил строительство каменных шатровых храмов на Руси, что сделало церковь одной из последних выстроенных с применением шатра.

В данный период развивается тип бесстолпного храма. Одним из первых храмов такого типа принято считать Малый собор Донского монастыря (1593). Прототипом бесстолпных храмов XVII века является Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Рубцове (1626). Это небольшой храм с единым внутренним пространством, без опорных столбов, перекрытый сомкнутым сводом, увенчанный снаружи ярусами кокошников и световой главкой, с примыкающим в виде отдельного объема алтарем. Храм поднят на подклет, имеет приделы по бокам и окружен с трех сторон открытой галереей — сенями. Лучшими примерами памятников середины XVII века также принято считать церковь Троицы Живоначальной в Никитниках в Москве (1653), Троицкую церковь в Останкине (1668). Им присуще изящество пропорций, сочная пластика форм, стройность силуэта и красивая группировка внешних масс.

Развитие архитектуры в XVII веке не ограничивалось Москвой и Подмосковьем. Своеобразный стиль вырабатывался и в других русских городах, в частности, в Ярославле. Одним из наиболее известных ярославских храмов является Церковь Иоанна Предтечи (1687). Прекрасное сочетание массивного храма и колокольни, изящество цветов, прекрасные росписи делают его одним из наиболее выдающихся памятников своего времени. Другим известным памятником ярославской архитектуры является Церковь Иоанна Златоуста в Коровниках (1654).

Большое количество оригинальных памятников архитектуры XVII века сохранилось и в Ростове. Наиболее известны Ростовский кремль (1660—1683), а также церкви Ростовского Борисоглебского монастыря. Отдельного внимания заслуживает Церковь Иоанна Богослова Ростовского кремля (1683). Храм внутри не имеет столпов, стены покрыты превосходными фресками. Данная архитектура предвосхищает стиль московского барокко.

Деревянная архитектура

Деревянная архитектура, безусловно, является древнейшим видом архитектуры на территории России. Самой главной областью применения дерева в качестве строительного материала стало русское национальное жилище, а также хозяйственные и прочие постройки. В культовом строительстве дерево активно вытеснялось камнем, вершин развития деревянная архитектура достигла на Русском Севере.

Северные русские храмы весьма разнообразны по стилям и формам. Одним из самых распространенных архитектурных типов стал шатровый храм. Самой распространенной причиной появления шатра в деревянной архитектуре считается чрезвычайная трудность при исполнении традиционного купола из дерева. Строительство самой ранней из известных шатровых церквей относят к 1501 году, тогда была возведена Климетовская церковь в погосте Уна. Примечательны также такие деревнянные шатровые храмы как Успенская церковь в Варзуге, церковь в Панилове Архангельской области, и др.

Одним из наиболее примечательных шатровых храмов является Успенская церковь в Кондопоге (1774). Основной объём церкви — два восьмерика с повалом, поставленные на четверик, с прямоугольным алтарным прирубом и двумя висячими крыльцами. Сохранился иконостас в стиле барокко и иконописный потолок -небо. Небо кондопожской церкви Успения — единственный образец композиции «Божественная литургия» в действующей церкви.

Оригинальным памятником церквей шатрового типа является Воскресенская церковь в Кевроле Архангельской области (1710). Центральный четвериковый объем покрыт шатром на крещатой бочке с пятью декоративными главками и окружен прирубами с трех сторон. Из них северный интересен тем, что он в уменьшенных формах повторяет центральный объем. Внутри сохранился замечательный резной иконостас. В деревянной шатровой архитектуре известны случаи использования нескольких шатровых конструкций. Единственный в мире пятишатровый храм — Троицкая церковь в селе Нёнокса. Помимо шатровых храмов в деревянном зодчестве встречаются и кубоватые храмы, название которых идет от покрытия «кубом», то есть пузатой четырехскатной кровлей. Примером подобного строения может служить Преображенская церковь в Турчасово (1786).

Особый интерес представляют также деревянные многоглавые храмы. Одним из самых ранних храмов этого типа считается Храм Покрова Божией Матери под Архангельском (1688). Наиболее известным деревянным многоглавым храмом является Преображенская церковь на острове Кижи. Она увенчана двадцатью двумя главами, размещенными ярусами на кровлях прирубов и восьмериков, имеющих криволинейную форму типа «бочки». Также известны девятиглавая Покровская церковь в Кижах, двадцатиглавый храм Вытегорского посада и др.

Деревянное зодчество получило развитие и в дворцовой архитектуре. Наиболее известным ее примером является загородный дворец царя Алексея Михайловича в селе Коломенском (1667—1681). Наиболее крупные коллекции деревянного зодчества России находятся в музеях под открытым небом. Помимо известного музея в Кижах существуют также такие музеи как Малые Корелы в Архангельской области, Витославлицы в Новгородской области, деревянная архитектура Сибири представлена в музее Тальцы в Иркутской области, деревянное зодчество Урала — в Нижне-Синячихинском музее-заповеднике деревянного зодчества и народного искусства.

Эпоха Российской империи

Русское барокко

Первый этап развития русского барокко относится еще к эпохе Русского царства, с 1680-х по 1700-е годы получает развитие московское барокко. Особенностью данного стиля является его тесная связь с уже существовавшими русскими традициями и влияние украинского барокко вкупе с прогрессивными технологиями, пришедшими с Запада.

Основание Санкт-Петербурга дало мощный толчок к развитию архитектуры России, с деятельностью Петра I начинается новый этап в развитии русского барокко — петровское барокко. Это был архитектурный стиль, ориентировавшийся на образцы шведской, немецкой и голландской гражданской архитектуры. Тем не менее лишь первые памятники архитектуры данного периода, такие как Петропавловский собор в Петербурге, практически избежали русского влияния. Несмотря на обилие иностранных архитекторов в России начинает формироваться новая собственная архитектурная школа.

Архитектуре петровского времени свойственны простота объёмных построений, чёткость членений и сдержанность убранства, плоскостная трактовка фасадов. К числу первых строителей Петербурга принадлежат Жан-Батист Леблон, Доменико Трезини, Андреас Шлютер, Дж. М. Фонтана, Николо Микетти и Г. Маттарнови. Все они прибыли в Россию по приглашению Петра I. Каждый из этих архитекторов вносил в облик сооружаемых зданий традиции своей страны, той архитектурной школы, которую он представлял. Курируя осуществление их проектов, традиции европейского барокко усваивали и русские зодчие, как, например, Михаил Земцов.

Зимний дворец — один из самых известных памятников елизаветинского барокко

В эпоху правления Елизаветы Петровны в России получает развитие новое направление в русском барокко — елизаветинское барокко. Его появление чаще всего связывают с именем выдающегося архитектора Франческо Бартоломео Растрелли. Отличие данного стиля от петровского заключается в его тесной связи с традициями московского барокко. Растрелли спроектировал величественные дворцовые комплексы в Петербурге и его окрестностях — Зимний дворец, Екатерининский дворец, Петергоф. Архитектору свойственны исполинские масштабы построек, пышность декоративного убранства, двух-трехцветный окрас фасадов с применением золота. Мажорный, праздничный характер архитектуры Растрелли наложил отпечаток на всё русское искусство середины XVIII века.

Самобытную страницу елизаветинского барокко представляет творчество московских архитекторов середины XVIII века — во главе с Д. В. Ухтомским и И. Ф. Мичуриным.

Классицизм

Здание Адмиралтейства в Санкт-Петербурге

В 1760-х годах на смену барокко в русской архитектуре постепенно приходит классицизм. Яркими центрами русского классицизма стали Санкт-Петербург и Москва. В Петербурге классицизм сложился как завершенный вариант стиля в 1780-х годах, его мастерами были Иван Егорович Старов и Джакомо Кваренги. Таврический дворец работы Старова является одним из наиболее типичных классицистических зданий Петербурга. Центральный двухэтажный корпус дворца с шестиколонным портиком увенчан плоским куполом на невысоком барабане; гладкие плоскости стен прорезаны высокими окнами и завершены антаблементом строгого рисунка с фризом из триглифов. Главный корпус объединён одноэтажными галереями с боковыми двухэтажными корпусами, ограничивающими широкий парадный двор. Среди работ Старова также известны Троицкий собор Александро-Невской лавры (1778—1786), Князь-Владимирский собор и др. Творения итальянского архитектора Джакомо Кваренги стали символом петербургского классицизма. По его проекту были построены такие здания как Александровский дворец (1792—1796), Здание Смольного института (1806), здание Академии наук (1786—1789) и др.

Казанский собор в Санкт-Петербурге

В начале XIX века в классицизме происходят существенные изменения, появляется стиль ампир. Его появление и развитие в России связывают с именами таких архитекторов как Андрей Никифорович Воронихин, Андреян Дмитриевич Захаров и Жан Тома де Томон. Одним из лучших произведений Воронихина является Казанский собор в Петербурге (1801—1811). Могучие колоннады собора охватывают полуовалом площадь, открытую на Невский проспект. Другим известным произведением Воронихина является здание Горного института (1806—1811). Примечательна дорическая колоннада огромного портика на фоне суровых стен фасада, со скульптурными группами по бокам портика.

К существенным творениям французского архитектора Жана Тома де Томона принято относить здание Большого театра в Петербурге (1805), а также здание Биржи (1805—1816). Перед зданием архитектор установил две ростральные колонны со скульптурами, символизирующими великие русские реки: Волгу, Днепр, Неву и Волхов.

Шедевром архитектуры классицизма XIX века принято считать построенный по проекту Захарова комплекс зданий Адмиралтейства (1806—1823). Идеей нового облика уже существовавшего тогда здания стала тема морской славы России, могущества русского флота. Захаров создал новое, грандиозное (протяжённость главного фасада 407 м) сооружение, придав ему величественный архитектурный облик и подчеркнув его центральное положение в городе. Крупнейшим архитектором Петербурга после Захарова был Василий Петрович Стасов. К числу его лучших произведений относят Спасо-Преображенский собор (1829), Нарвские триумфальные ворота (1827—1834), Троице-Измайловский собор (1828—1835).

Дом Пашкова в Москве

Последней крупной фигурой, работавшей стиле ампир стал российский архитектор Карл Иванович Росси. По его проекту были построены такие здания как Михайловский дворец (1819—1825), Здание Главного штаба (1819—1829), Здание Сената и Синода (1829—1834), Александринский театр (1832).

Московская архитектурная традиция в целом развивалась в тех же рамках, что и петербургская, но имела и ряд особенностей, в первую очередь связанных назначением строившихся зданий. Крупнейшими московскими архитекторами второй половины XVIII века принято считать Василия Ивановича Баженова и Матвея Фёдоровича Казакова, сформировавших архитектурный облик Москвы того времени. Одним из самых известных классицистических зданий Москвы считается Дом Пашкова (1774—1776), предположительно построенный по проекту Баженова. В начале XIX века в московской архитектуре также начинает преобладать ампир. К крупнейшим московским архитекторам данного периода относят Осипа Ивановича Бове, Доменико Жилярди и Афанасия Григорьевича Григорьева.

Русский стиль в архитектуре XIX—XX веков

В середине XIX и начале XX веков возрождение интереса к древнерусскому зодчеству породило семейство архитектурных стилей, часто объединяемых под названием «псевдорусский стиль» (также «русский стиль», «неорусский стиль»), в котором на новом технологическом уровне происходило частичное заимствование архитектурных форм древнерусского и византийского зодчества.

Основателем «русско-византийского стиля» принято считать Константина Андреевича Тона, работавшего в середине XIX века. К числу главнейших его творений принято причислять Храм Христа Спасителя (1860) и Большой Кремлёвский дворец (1838—1849). В наружной отделке дворца использованы мотивы Теремного дворца: окна выполнены в традиции русского зодчества и украшены резными наличниками с двойными арками и гирькой посередине. Наступает период увлечения мелкой кирпичной орнаментикой, декоративными формами XVI века — крыльцами, шатрами, кокошниками и т. д. Также в этом стиле работают Резанов, Горностаев и др.

В начале 1870-х годов народнические идеи пробудили в художественных кругах повышенный интерес к народной культуре, крестьянскому зодчеству и русской архитектуре XVI—XVII вв. Одними из самых ярких построек псевдорусского стиля 1870-х годов стали «Терем» Ивана Ропета в Абрамцеве под Москвой (1873) и типография Мамонтова в Москве, построенная Виктором Гартманом (1872).

В начале XX века получает развитие «неорусский стиль». В поисках монументальной простоты архитекторы обратились к древним памятникам Новгорода и Пскова и к традициям зодчества русского Севера. В Санкт-Петербурге «неорусский стиль» нашел применение главным образом в церковных постройках Владимира Покровского, Степана Кричинского, Андрея Аплаксина, Германа Гримма, хотя в этом же стиле строились и некоторые доходные дома (характерный пример — дом Купермана, построенный архитектором А. Л. Лишневским на Плуталовой улице).

Архитектура начала XX века

В начале XX века в архитектуре отражаются тенденции господствовавших в это время архитектурных течений. Помимо русского стиля появляются модерн, неоклассицизм, эклектика и др. Стиль модерн проникает в Россию из Запада и быстро находит своих сторонников. Наиболее выдающимся российским архитектором, работавшим в стиле модерн является Фёдор Осипович Шехтель. Известнейшая его работа — особняк С. П. Рябушинского на Малой Никитской (1900) — основан на причудливом контрасте геометричной тектоники и беспокойного декора, как бы живущего собственной ирреальной жизнью. Также известны его работы, выполненные в «неорусском духе», такие как павильоны русского отдела на Международной выставке в Глазго (1901) и московский Ярославский вокзал (1902).

Начало творческого пути Ивана Александровича Фомина также пришлось на стиль модерн, однако с 1910-х годов он становится ведущим мастером петербургской неоклассической школы. Большое влияние на развитие нового направления в архитектуре оказал дом-дворец Половцева на Каменном острове в Петербурге, построенный им в стиле русского классицизма. В этот же период он проектирует дом князя Абамелик-Лазарева (набережная реки Мойки, 21), дом Оболенского на озере Сайма и дом А.  Г. Гагарина в имении Холомки в Псковской губернии.

Свое развитие неоклассицизм получает в работах Владимира Алексеевича Щуко. Его первый практический успех в неоклассике — постройка в 1910 году двух доходных домов в Санкт-Петербурге (№ 65 и 63 по Каменноостровскому проспекту) с применением «колоссального» ордера и эркеров. В том же 1910 г. Щуко проектировал русские павильоны на международных выставках 1911 года: Изящных искусств в Риме и Торгово-промышленной в Турине.

Советская Россия

Послереволюционный период

Архитектура послереволюционной России характеризуется отказом от старых форм, поиском нового искусства для новой страны. Развитие получают авангардные течения, создаются проекты фундаментальных строений в новых стилях. Примерами такого рода работ является творчество Владимира Евграфовича Татлина. Им создается проект т. н. Башни Татлина, посвященной III Интернационалу. В этот же период Владимиром Григорьевичем Шуховым устанавливается знаменитая Шуховская башня на Шаболовке.

Стиль конструктивизм стал одним из лидирующих архитектурных стилей 1920-х годов. Важной вехой в развитии конструктивизма стала деятельность талантливых архитекторов — братьев Леонида, Виктора и Александра Весниных. Они пришли к осознанию лаконичной «пролетарской» эстетики, уже имея солидный опыт в проектировании зданий, в живописи и в оформлении книг. Ближайшим соратником и помощником братьев Весниных был Моисей Яковлевич Гинзбург, который был непревзойдённым теоретиком архитектуры первой половины XX века. В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе.

Вслед за конструктивизмом развитие получает и авангардный стиль рационализм. Идеологи рационализма, в отличие от конструктивистов, много внимания уделяли психологическому восприятию архитектуры человеком. Основоположником стиля в России был Аполлинарий Каэтанович Красовский. Лидером течения был Николай Александрович Ладовский. Для воспитания «подрастающего поколения» архитекторов Н. Ладовский создал мастерскую «Обмас» (Объединённые мастерские) при ВХУТЕМАСе.

После революции широко востребованным оказался и Алексей Викторович Щусев. В 1918—1923 годы он руководил разработкой генерального плана «Новая Москва», этот план стал первой советской попыткой создать реально исполнимую концепцию развития города в духе большого города-сада. Известнейшим произведением Щусева стал Мавзолей Ленина на Красной площади в Москве. В октябре 1930 года было возведено новое здание из железобетона, облицованное естественным камнем гранити лабрадоритом. В его форме можно видеть органичный сплав архитектуры авангарда и декоративных тенденций, ныне называемых стилем ар-деко.

Несмотря на значительные успехи советских архитекторов в создании новой архитектуры, заинтересованность властей в их работе постепенно начинает угасать. Рационалистов, как и их оппонентов конструктивистов, обвинили в «следовании буржуазным взглядам на архитектуру», «в утопичности их проектов», «в формализме». С 1930-х годов авангардные течения в советской архитектуре утихают.

Сталинская архитектура

Стиль сталинской архитектуры сформировался в период проведения конкурсов на проекты Дворца Советов и павильоны СССР на Всемирных выставках 1937 года в Париже и 1939 года в Нью-Йорке. После отказа от конструктивизма и рационализма было решено перейти к тоталитарной эстетике, характеризующейся приверженностью монументальным формам, часто граничащим с гигантоманией, жёсткой стандартизацией форм и техник художественного представления.

В 1934 году создаётся Академия архитектуры СССР и Союз архитекторов СССР, который объединял творческие силы для решения новых задач, поставленных перед мастерами и с помощью которых осуществлялся контроль над деятельностью архитекторов. Среди советских архитекторов данного направления можно выделить Бориса Михайловича Иофана, Дмитрия Николаевича Чечулина, Льва Владимировича Руднева и др. В целом, в сталинской архитектуре прослеживается связь с античными, ренессансными и барочными тенденциями.

В послевоенный период перед страной стояла задача скорейшего восстановления городов и архитектура стала приоритетным направлением народного хозяйства. В конце 1940-х — начале 1950-х в Москве строятся «сталинские высотки», ставшие классическими образцами сталинской архитектуры. Это Главное здание МГУ на Воробьёвых горах, Жилой дом на Котельнической набережной, Гостиница «Украина», Здание Министерства Иностранных Дел, Жилой дом на Кудринской площади, Высотное здание на площади Красных Ворот и Гостиница «Ленинградская». Также среди памятников сталинской архитектуры выделяют комплекс павильонов ВСХВ, станции московского метро. В массовом жилищном строительстве здания сталинской эпохи известны как «сталинки».

Вторая половина XX века

4 ноября 1955 года выходит Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», положившее конец стилю сталинской архитектуры. Уже начатые стройки были заморожены или закрыты. Стилобат с так и не построенной восьмой сталинской высотки был использован при строительстве гостиницы «Россия» На смену сталинской пришла функциональная типовая архитектура. Первые проекты по созданию массовых дешевых жилых зданий принадлежат инженеру-строителю Виталию Павловичу Лагутенко. 31 июля 1957 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О развитии жилищного строительства в СССР», положивший начало новому жилищному строительству, положившее начало массовому строительству домов, получивших название «хрущёвки» по имени Никиты Сергеевича Хрущёва.

В 1960 году при поддержке Хрущева начинается строительство Государственный Кремлёвский дворец по проекту архитектора Михаила Васильевича Посохина. В 1960-х годах вновь появляются здания, символизирующие будущее и технический прогресс. Одним из ярких примеров такого рода сооружений является Останкинская телебашня в Москве, созданная по проекту Николая Васильевича Никитина. С 1965 по 1979 проходило строительство Белого дома в Москве, по конструкции схожее со зданиями начала 1950-х годов. Типовая архитектура продолжала свое развитие вплоть до распада СССР, а в меньших объемах существует и в современной России.

Современная Россия

После распада СССР многие строительные проекты были заморожены или отменены. Однако теперь не существовало государственного контроля над архитектурным стилем и высотой здания, что давало значительную свободу архитекторам. Финансовые условия позволяли заметно ускорить темпы развития архитектуры. Активно идет заимствование западных образцов, впервые появляются современные небоскрёбы и футуристические проекты, такие как Москва-Сити. Также используются традиции строительства из прошлого, в частности сталинская архитектура в Триумф-Палас.

См. также

Литература

  • Лисовский В. Г. Архитектура России. Поиски национального стиля. Изд.: Белый Город, Москва, 2009
  • «Architecture: Kievan Rus and Russia» in Encyclopædia Britannica (Macropedia) vol. 13, 15th ed., 2003, p. 921.
  • William Craft Brumfield, Landmarks of Russian Architecture: A Photographic Survey. Amsterdam: Gordon and Breach, 1997
  • John Fleming, Hugh Honour, Nikolaus Pevsner. «Russian Architecture» in The Penguin Dictionary of Architecture and Landscape Architecture, 5th ed., [1966] 1998, pp. 493–498, London: Penguin. ISBN 0-670-88017-5.
  • Russian art and architecture, in The Columbia Encyclopedia, Sixth Edition, 2001-05.
  • Encyclopædia BritannicaWestern architecture retrieved 12 August 2005
  • About.com feature on Russian architecture retrieved 12 August 2005
  • Grove Art Online articles on Russian architecture Oxford University Press 2005 retrieved 12 August
  • Russian Life July/August 2000 Volume 43 Issue 4 «Faithful Reproduction» an interview with Russian architecture expert William Brumfield on the rebuilding of Christ the Saviour Cathedral
  • William Craft Brumfield, A History of Russian Architecture. Seattle and London: University of Washington Press, [1993] 2004. ISBN 0-295-98393-0
  • Стефанович П. С. Некняжеское церковное строительство в домонгольской Руси: Юг и Север //Вестник церковной истории. 2007. № 1(5). С. 117—133.

Примечания

  1. М. Ильин, Т. Моисеева. Памятники искусства Советского Союза. Москва и Подмосковье. Справочник-путеводитель. М., «Искусство», 1979, с. 557—558.
  2. Petr Hannibal-Петр Ганнибал, Ханнибал, Аннибале. D. Kivimaa. Peter Frjazin or Petr Hannibal?

Ссылки

 

Страны Азии: Архитектура

Азербайджан • Армения • Афганистан • Бангладеш • Бахрейн • Бруней • Бутан • Восточный Тимор • Вьетнам • Грузия • Египет¹ • Израиль • Индия • Индонезия • Иордания • Ирак • Иран • Йемен • Казахстан² • Камбоджа • Катар • Кипр • Киргизия • КНР • КНДР • Республика Корея • Кувейт • Лаос • Ливан • Малайзия • Мальдивы • Монголия • Мьянма • Непал • ОАЭ • Оман • Пакистан • Россия² • Саудовская Аравия • Сингапур • Сирия • Таджикистан • Таиланд • Туркмения • Турция² • Узбекистан • Филиппины • Шри-Ланка • Япония

Зависимые территории
Непризнанные и частично признанные государства

Республика Абхазия • Китайская Республика • Нагорно-Карабахская Республика  • Палестинская национальная администрация • Государство Палестина • Турецкая Республика Северного Кипра • Республика Южная Осетия

¹ В основном в Африке      ² Частично в Европе

Русская архитектура — история

Высокие белокаменные стены древних храмов, увенчанные золочеными куполами и колокольнями, стали символом облика русских городов. Изначально русская архитектура впитала в себя лучшие традиции греческого градостроительства. Ее развитие также неразрывно связано с распространением христианства. До принятия православия все постройки в древнерусских городах возводились из дерева. Вместе с новой религией на Русь пришла каменная архитектура. На Руси получил распространение так называемый крестово-купольный тип храма. Модель эта пришла на Русь из Византии. Крестово-купольными храмы этого типа называли потому, что центральные своды храма, перекрещиваясь, образовывали крест, увенчанный куполом. Изнутри своды и купол поддерживались четырьмя колоннами.


Архитектурным убранством Киев стремился подражать Константинополю. При Ярославе Мудром по всей Руси разворачивается обширное строительство. Для ведения работ приглашаются лучшие константинопольские мастера. В Киеве возводится величественный Софийский собор (1037 г.) — великолепного памятника архитектуры, изукрашенного мозаиками и фресками. Строили его русские мастера под руководством греческих архитекторов. Отличительной чертой храмов, строившихся на Руси, было многоглавие. Киевский Софийский собор, к примеру, венчали 13 куполов. А с конца XI века храмы ставятся уже по всей Руси. В XII в. развивается собственно «русский стиль» храмовой архитектуры и живописи. Начинается формирование самостоятельных архитектурных школ – киевской, новгородской, черниговской.


В Москве первые монументальные здания возводятся при Иване Калите. Основной заботой московских князей было, конечно, украшение Кремля. В 1367 г. Дмитрий Донской возводит вокруг города каменные стены (взамен старых деревянных) – белокаменный Кремль. Современный ансамбль московского Кремля в общих чертах складывается в эпоху Ивана III. Специально приглашенные итальянские архитекторы возводят храмы, дворцы и новые крепостные стены.


С приходом к власти Петра I начинается строительство Санкт-Петербурга. Новая столица кардинально отличалась от традиционного древнерусского города – прямые, пересекающиеся под прямым углом улицы-проспекты, типовые проекты домов, европейский облик архитектуры.


Середина XVIII в. стала временем сложения стиля русского барокко: облику дворцов и храмов присуща особая пышность и прихотливость форм, богато используемый причудливый растительный орнамент, сложность построения архитектурных объемов, обилие мягких изгибов в элементах декора. Во второй половине столетия на смену пышному и декоративному барокко пришел классицизм. Строгость форм, наличие портиков и колоннад, сдержанный колорит – таковы характерные черты этого стиля.


Важной вехой в развитии архитектуры начала ХХ в. стал модерн. Развитие промышленности – возведение фабричных и заводских зданий — требовало совершенно новых подходов к архитектуре. Большое влияние на творчество архитекторов оказала возможность использования новых инженерных средств: металлических конструкций и железобетона.

Русская архитектура XIX века | Архитектура и Проектирование

Отношение к архитектуре как к вещественному воплощению не только художественного, но и технического и общественного прогресса было тем новым качеством, которое пронизывало архитектурную жизнь рассматриваемой эпохи; оно оказывало решающее воздействие и на восприятие и оценку архитектуры, несмотря на осознание многими современниками двойственности и социальной ограниченности ее завоеваний, так же как и многих других достижений современной цивилизации.  «Великое дело — железная дорога: широкий путь для цивилизации, просвещения и образованности… А между тем, она прежде всего — дело коммерческое, порождение расчета и денег»,— писал в 1845 г. В. Белинский, и эти его слова, где сказалось понимание всей противоречивости многих начинаний растущего капитализма в России, в большой степени могут быть приложимы и к русской архитектуре второй половины XIX в., в той же мере являющейся «порождением расчета и денег», как и результатом стремления к «просвещению и образованности». Это стремление к «цивилизации и просвещению» нередко заставляло современников подходить к оценке архитектуры с совершенно особых позиций, положительно оценивая не только самый факт сооружения того или иного нового по назначению здания, но и его художественные качества. Возросшая общественная роль архитектуры обнаруживалась не только в ее реальном функционировании, не только в возрастающем внимании к ней все более широких слоев, что сказывалось, например, в проникновении сообщений об архитектуре в обычную периодическую печать, но и в тех огромных, иногда утопических надеждах, которые связывали с ней многие, наиболее передовые русские деятели, видевшие во многих новых постройках прежде всего символ прогресса и грядущего расцвета России.  «Я сюда часто захожу взглянуть, как идет постройка (вокзала Николаевской железной дороги, тогда еще строившейся). Хоть тем сердце отведу, что постою и посмотрю на работу: наконец-то и у нас будет хоть одна железная дорога. Вы не поверите, как эта мысль облегчает мне иногда сердце» — говорил Достоевскому человек, такой, казалось бы, далекий от техники, как Белинский. Эта почти «личная заинтересованность» в происходящем строительстве была необычайно характерной не для него одного.

Россия на экспорт. Почему современная русская архитектура известна меньше китайской




Каждые два года в павильоне России на Биеннале в Венеции что-то выставляется: то лиричные инсталляции Бродского, то деловой проект обустройства Вышнего Волочка. Но российская архитектура далеко не так известна в мире, как европейская или – лишь с недавних времен – китайская.

Григорий Ревзин
архитектурный критик, комиссар российского павильона на Архитектурной биеннале в Венеции

– Мы хотим поговорить про культурный экспорт, в частности архитектурный. Вот мы что-то делаем на каждой Биеннале архитектуры в Венеции – это замечают, про это говорят, пишут?

– Какая есть реакция на Западе? Есть в виде статей, очень небольшого количества. Возьмем Биеннале, которую мы делали в 2000 году, – там Илья Уткин получил «Золотого льва», поэтому упоминаний было безумное количество, под тысячу. А по поводу павильона – по абзацу, 5–10 статей. Если брать павильон 2010 года, куратором которого был Сергей Чобан, то упоминаний довольно много, особенно в немецкой прессе – для них это интересно, немецкий архитектор в России, – но все равно не больше 20 статей. В 2008 году, когда мы делали в павильоне «Партию в шахматы», было много статей и даже специальная передача на итальянском телевидении. Но это было связано только с тем, что Биеннале открылась на следующий день после обвала бирж, а в павильоне все архитектурные модели были на тележках из магазина, – это скорее не архитектурная, а социологическая, экономическая идея, и она привлекла внимание. Но никто из наших архитекторов не стал строить на Западе, никто не получил никаких заказов, даже к участию в конкурсах не стали приглашать. Мы остались довольно герметичной в этом смысле страной.

– Но некоторым странам и даже отдельным выставкам в рамках Биеннале удается привлекать к себе внимание – как это у них получается?

– Есть три сферы внимания. Первая – это внимание посетителей. Это поток, 100–150 тысяч человек, для них крупные страны – это самое интересное. А Россия входит в список… ну, допустим, полутора десятков стран, за которыми надо следить, с нашими всеми минусами и проблемами. Это один раз считалось, в 2008 году: по Биеннале в целом 140 тысяч, у нас 120 тысяч – практически каждый человек заходит в наш павильон. И точно так же они обязательно заходят во Францию, Германию, Англию, США. Вторая – пресса, у которой совершенно другая задача: на Биеннале показывается в среднем порядка полутора тысяч единиц архитектуры – проекты, инсталляции и так далее. Вы не можете их описать все, вы должны каким-то образом сказать, что интересно. А интересными для читателей во всем мире являются архитекторы-звезды. И наконец, есть интерес организаторов, интересы самой Биеннале как культурной институции. Их интерес – экспансия. Смысл заключается в том, что те, кто пришел на Биеннале, – они и так уже твои, за них бороться уже не надо. Бороться нужно за тех, кто сюда не ходит, поэтому давайте дадим одной арабской стране «Льва» – за что угодно. Это управление вниманием, но не нужно думать, что это про качество. Было такое исследование: кто из тех, кто получил «Золотого льва» на Биеннале за все время его существования, остался в истории искусства – три процента. Каждый раз, когда они объявляют, кто получил «Льва», по Биеннале высунув языки бегают журналисты: «Где он? Ты его видел? О ком речь? Это вот этот?!»

– Получается, что особенного интереса к нам нет, зачем мы тогда туда ездим?

– Это очень просто: у нас там есть павильон. Понимаете, рядом с нашим павильоном стоит павильон Венесуэлы. И Венесуэла ничего не делает. И каждый, кто ходит на Биеннале, знает, что Венесуэла – это полный отстой, даже павильон сделать не может. Поэтому делаем. Государство тут не ставит никаких задач, кроме как заявить, что Россия – одна из культурных стран. Даже по тому, как наша Биеннале финансируется, видно, что это не самая приоритетная задача: в 2000 году на выставку давали 10 тысяч долларов – с учетом затрат на все командировки, включая командировки чиновников, на павильон оставалось три. А выставка тогда стоила что-то порядка полумиллиона. Сейчас государство дает 100 тысяч долларов, а выставка стоит полтора-два миллиона. То есть, в общем, ему не важно, что там будет. Если бы мы сделали выставку на какую-то политическую тему, типа «Путин – подонок», то, несомненно, получили бы самую лучшую прессу, которую можно себе представить. Но мы не сможем найти два миллиона под тему «Путин – подонок». Ни девелоперы, никто не даст. Кроме того, это национальный павильон, довольно странно там такое делать – это не в наших традициях. В Германии можно. В Австрии, например, когда правые побеждали на выборах, выставку делал Макс Холляйн, и в австрийском павильоне не было ни одного австрийца: мы открытая страна и поэтому показываем только иностранцев, которые строят в Австрии. Жест против правительства. Там это больше принято, а у нас – не знаю, как это делать. Вот в этот год глава фонда «Сколково» Виктор Вексельберг обратился к министру Авдееву с просьбой показать Сколково на Биеннале. Гарантируя, что, естественно, фонд «Сколково» и оплачивает выставку. И почему бы и нет, могли бы предложить Олимпиаду или остров Русский. А будет довольно культурный проект, в котором к тому же участвуют и все звезды, те, за кем охотится пресса, включая куратора Биеннале Дэвида Чипперфилда.

– Пока, видимо, самой успешной остается Биеннале 2006 года, на которой был Александр Бродский – его все западные журналисты знают.

– Согласен, из всех художников, из всех архитекторов, которые выставлялись, Бродский самый интересный. Но он уже и на Западе был признанным художником, и Биеннале в этом смысле ему ничего не добавила. Куратором павильона тогда был Евгений Асс, которому памятник можно поставить за то, что он наконец вывез Бродского на Биеннале. Но формально самой успешной у нас была Биеннале, на которой архитектор Илья Уткин получил приз за фотографию. А куратором в этот момент была Лена Гонсалес. Формально это является наивысшим успехом России за время всех Биеннале.

– Но это был приз за фотографию – получается, опять про нашу архитектуру ничего там не поняли.

– А вот, скажем, современная архитектура Индии в России кому-нибудь интересна? А это большая страна, довольно богатая. У них последние 10 лет побеждает партия под лозунгом «Индия блистает», и им нужно показывать, как именно она блистает. Они до фига всего строят. И что? В Бразилии нам интересен Нимейер, а современная бразильская архитектура? Некоторые вещи привозил Барт Голдхорн на Московскую биеннале – по-моему, об этом вообще не было никаких публикаций, а там были интересные темы экономичного жилья. Интерес вызывают все-таки звезды, иногда процессы – как, например, экологическое направление в архитектуре. А кто, собственно, у нас в России большие экологические проблемы поднимает?

– Но Китай же сделал себя интересным для публики, и их архитектор получил Притцкеровскую премию.

– Есть большая государственная программа по выстраиванию легитимности Китая как рынка в глазах Запада. Она дорого стоит – это интерфейс. В этом интерфейсе большую роль играли архитекторы. Всем западным звездам были даны заказы в Китае, и все там что-то сделали. Но можно ли при этом сказать, что китайская архитектурная школа продвинулась на Запад? Ну ни на йоту. Для имиджа России было бы полезнее проводить честные выборы и вообще делать все то, что, как вы сами знаете, нужно делать. Если уж совсем не выходит – давайте попробуем как Китай. Но тогда вы будете получать статьи типа «Отличный стадион Херцога и де Мерона, а, кстати, тут всего 500 метров до площади Тяньаньмэнь, сейчас мы вам про нее расскажем».

– То есть дело не в том, что у нас какая-то плохая и неинтересная архитектура, которую и не покажешь никому?

– Нет, это совсем наивно, дело совершенно не в этом. Когда мы делали «Партию в шахматы», многие посетители не видели разницы между русскими и иностранными проектами. Если вы сравниваете московскую выставку «Зодчество» с выставкой RIBA, которая тоже показывает средний уровень за год, то в Англии, конечно, разница в качестве хорошо видна. А когда вы сравниваете постройку Скуратова или Григоряна с голландцами – то нет. И качество у Григоряна может быть гораздо выше и просто умнее, интереснее.

– К тому же нет никакого своего специального языка, стиля, который бы нас выделял.

– А разницу между французской и немецкой архитектурой вы на раз определяете, да? Между французской и немецкой я, может, еще и пойму. А между немецкой и голландской – попробуйте, я бы, пожалуй, напрягся.

– Зато сильно отличался Филиппов, которого показывали в павильоне в 2000 году.

– Вот да, второго Филиппова в мире нет. Как нет и Атаянца. Но эти люди – причем мне лично представляется, что это единственное, что есть интересного в российской архитектуре, – они же выступают против мировой строительной индустрии, против прогресса.

– Еще очень выразительным был наш павильон на «Экспо» в Шанхае.

– Россия же получила премию за этот павильон, чего вообще никто не заметил. Удивительно: мы страшно переживаем по поводу того, что мир нас не признает. Одновременно, условно говоря, выиграв чемпионат мира по футболу, мы не замечаем этого – мило? Не знаю, это можно считать экспортом архитектуры?

О чем писала зарубежная архитектурная пресса

«Мариинка-2» (2003), Доменик Перро

Архитектурная пресса и публика любят следить за «стархитекторами» – группой из нескольких десятков архитекторов-звезд, которые строят по всему миру. В России судьба их проектов чаще всего печальна, но они не устают пытаться – а про их попытки не устают писать. Одним из первых попытался француз Доменики Перро, выигравший конкурс на новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Золотое облако должно было вырасти за старым зданием театра, но осело только в журналах и блогах.

«Охта-центр» (2006), RMJM

Башню сперва в 300, а потом и в 400 метров должны были строить британские архитекторы RMJM – одно из крупнейших бюро в мире, но без своего лица. Они обошли на конкурсе первостатейных звезд – Даниэля Либескинда, Рема Колхаса, Жана Нувеля, Массимилиано Фуксаса, Жака Херцога и Пьера де Мерона. Конкурс с такими участниками – и так стопроцентный кандидат на внимание прессы, а тут еще и скандал – звездные члены жюри Кишо Курокава, Норман Фостер и Рафаэль Виньоли прилетели в Петербург только для того, чтобы отказаться участвовать в заседании в знак протеста против абсурдной высоты башни. Теперь RMJM снова герой новостей – похоже, фирма на грани банкротства.

Башня «Россия» (2006), Норман Фостер

Сэр Норман Фостер, эталонная архитектурная звезда, пытался что-то построить в России несколько раз – например, в Зарядье он должен был разбить по заказу Шалвы Чигиринского квартал с офисами, магазинами, концертным залом и т.д. В Москве-Сити же должна была вырасти 600-метровая башня, самое высокое в Европе здание с естественной вентиляцией и вообще очень «зеленое» здание.

«ВТБ-Арена-парк» (2010), Эрик ван Эгерат

Голландец ван Эгерат мог бы считаться одним из самых успешных иностранных архитекторов в России – ему, по крайней мере, удавалось что-то построить – например торговый центр в Ханты-Мансийске. С более крупными проектами ему тоже не очень везло – гонорар за две башни «Города столиц» в Москве-Сити ему, например, пришлось отбивать у девелопера «Капитал-групп» в суде – о чем писали и на Западе. Проект «ВТБ-Арена» – перестройка стадиона «Динамо» – стал появляться в прессе еще и потому, что его должны построить к чемпионату мира по футболу 2018 года, который пройдет в России.

Школа управления «Сколково» (2010), Дэвид Аджайе

Единственный законченный крупный проект иностранного архитектора – которого притом очень любит пресса. Выходец из Танзании Аджайе начинал с домов для знаменитостей, часто мелькал в журналах и даже дослужился до титула «переоцененный». Школа «Сколково» тоже стала подарком для прессы – Аджайе строит свое первое большое здание, строит в далекой России, для олигарха Варданяна, а архитектура – по словам самого Аджайе и по картинкам – напоминает про русский авангард.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» (2010)

Единственным пока проектом, который привлек к себе внимание прессы – и, возможно, в разы больше всех остальных сюжетов, – остается «Стрелка». Заполучив в преподаватели самого известного в мире архитектора и архитектурного мыслителя, Притцкеровского лауреата голландца Рема Колхаса, «Стрелка» сразу попала на радары не только профессиональной прессы, но и таких изданий, как The Financial Times или Monocle. В августе 2010 года «Стрелка» делала презентацию школы на Венецианской биеннале архиетектуры, и там же Колхас получил «Золотого льва» – и медиаэффект был усилен еще в несколько раз.

Взгляд со стороны

Тони Чемберс
главный редактор журнала Wallpaper*

Я, конечно, не могу считать себя экспертом по современной русской архитектуре, но когда я был студентом на отделении графического дизайна – тогда я серьезно интересовался историей архитектуры. И моим героем был российский архитектор Бертольд Любеткин (учился во Вхутемасе, в 1931 году переехал в Лондон. – Прим. ред.). Он на меня очень сильно повлиял, мне удалось с ним пообщаться, пока он еще был жив. И идеи, которыми он был полон, все то, чему он научился в России в начале века, в то героическое время, – все это очень сильно повлияло не только на меня, но и на всю британскую архитектуру. Может быть, Любеткин повлиял больше, чем кто-либо другой из всех модернистов. И конечно, русская архитектура того времени ценится очень высоко и сейчас. А вот что касается сегодняшнего дня, то пока российская архитектура – величина неизвестная. Наверное, из-за всех политических проблем, всех подъемов и падений она еще не успела достаточно развиться, мы еще не видим какой-то зрелой, действительно современной архитектуры. Очень многое, судя по всему, зависит просто от настроения и вкуса клиента. Тем не менее российский павильон на последней Биеннале был довольно популярен, и все знают Бродского, хотя не так уж хорошо знакомы с его творчеством.

Конечно, всем больше интересно, что у вас пытаются сделать иностранные архитекторы: Заха Хадид, которой заказывали виллу, – она ее еще строит? Дэвид Аджайе со «Сколково» – похоже, клиенты интересуются западной архитектурой, но не слишком доверяют российским архитекторам. Но тут надо понимать, что весь этот феномен архитекторов-звезд потихоньку выдыхается. В последние пять-десять лет им, конечно, многое удалось, особенно в развивающихся странах, таких как Китай, – они построили гигантские штуковины. Но теперь это должно сойти на нет, и в следующие пять лет интерес в том числе и к российской архитектуре будет расти. Надо надеяться, что к этому времени и Россия начнет выходить из какой-то культурной апатии. Мы делаем серию номеров, примерно по одному в год, посвященных странам БРИК, сделали уже все, кроме российского, летом приедем в Москву, тогда узнаем вас получше. Китай, конечно, потряс нас объемами строительства и одновременно тем, что они пытаются сохранить свою идентичность при такой экстремальной скорости изменений. Бразилия культурно нам все-таки ближе и гораздо лучше известна благодаря модернизму, Нимейеру. С Индией тоже было проще, все-таки это бывшая британская колония, многие вещи у нас похожи. Но что там поражает – это безумный уровень бедности в непосредственной близости от небоскребов или дворцов нуворишей. Это просто пугает. В России же не так, да? Китай не назовешь богатой страной, но там это не так бросается в глаза. Что касается России – думаю, вы окажетесь ближе к бразильской модели – богатое наследие модернизма, которое подпитывает будущее. Когда все устаканится и клиент будет более уверен в себе, более зрел, утончен, то он будет и заинтересован в качественной современной архитектуре.

Павильон России на ЭКСПО-2010

Русская архитектура XVII века

В. И. Ленин называл XVII век новым периодом русской истории, характеризующимся «действительно фактическим слиянием всех… областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это вызвано было… усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок». Сложение всеросийского рынка разрушало патриархальную изолированность областей, способствовало укреплению экономического и культурного единства страны. Теснее становится связь России с Западной Европой. Происходят крупные перемены в хозяйственной сфере: появляются промышленные предприятия — железоделательные заводы, мануфактуры. Эти явления развиваются в условиях феодального строя.

XVII столетие ознаменовалось крупнейшим событием: в едином государстве воссоединились русский и украинский народы. Это имело огромное прогрессивное значение для политического, экономического и культурного развития русского и украинского народов, укрепления между ними разносторонних связей.

Все XVII столетие проходит под знаком нарастающей активности угнетенных масс. Городские восстания 1648 года в Москве, 1650 года в Пскове, Новгороде, «медный бунт» в Москве в 1662 году и, наконец, Крестьянская война под предводительством Степана Разина 1667—1671 годов расшатывают устои власти, вызывая с ее стороны жестокие репрессии. Заколебалось и положение церкви. Реформы патриарха Никона в области культа вызвали широкое движение протеста (раскол), причем под знаменем защиты «старой веры» собирались и антифеодальные силы. Раскол распространялся прежде всего в среде крестьянства и посадского населения, для них это было средством борьбы с феодальным гнетом, освящавшимся официальной церковью.

Включившиеся в политическую борьбу средние слои проявляют огромную тягу к просвещению. В литературе ощутим интерес к реальной жизни, к миру живых чувств и деятельности простых людей; возникают бытовые повести. Из народной среды выходят сатирические произведения, направленные против церкви и несправедливостей существующего строя. В русской литературе этого времени впервые оформляется мысль о суверенных правах народа, о том, что сам народ, а не царь и бояре, является подлинным хранителем ценностей и независимости своей страны. Вековые путы церковно-схоластического
мировоззрения постепенно разрываются. В живописи пробивается струя реализма и свободной трактовки церковных сюжетов. В архитектуре сильнее внедряются народные вкусы, порой уводящие зодчего далеко от традиционных, освященных древностью образцов. Приобретает небывалый размах гражданское строительство, конкурируя с культовым, являвшимся доселе главной линией развития архитектурного искусства. Вместе с тем церковная и гражданская архитектура утрачивает резкую противоположность. Идет быстрый процесс «обмирщения» всей русской культуры.

В борьбе с натиском новых общественных явлений и распространением светских элементов в искусстве царская власть и церковь не ограничивались репрессиями, но стремились выдвинуть систему «охранительной» идеологии. В области живописи усиливался контроль за мастерами-иконниками, укреплялась роль «подлинников» — руководств ортодоксальной иконографии. В области архитектуры церковь выступила с прямым запретом шатровых храмов как отступающих от «церковного чина» и предписывала «освященное пятиглавие», то есть стремилась повернуть развитие вспять к традиционным канонам.

В этой обстановке обостренной борьбы искусство полно противоречивых тенденций, столкновений старого и нового. Ростки нового пробиваются даже в старые сферы церковного строительства и церковной живописи. Новые тенденции, при всей их половинчатости и ограниченности, побеждают.

XVII веком заканчивается история древнерусского искусства, связанного с церковью и ее определяющим влиянием. Вызревают условия для рождения искусства нового времени — искусства светского, основанного на жизнен¬ных наблюдениях и точных знаниях.

Деревянное зодчество, как и в предшествующее время, было наиболее распространенным на Руси. Для XVII века мы располагаем уже значительным числом подлинных памятников, позволяющих судить о многообразии и совершенстве произведений, созданных русскими плотниками. Они рубили не только крестьянские жилые и хозяйственные постройки, но и избы для горожан, хоромы для богатого купечества и феодальной знати. Однако их искусство и теперь могло проявить себя во всю ширь прежде всего в крупных постройках, возводимых по заказу царского двора, и в сооружении храмов, на создание которых собирались большие «мирские» средства, обеспечивавшие возможность строительства крупных и технически сложных сооружений.

Семен Петров, Иван Михайлов, Савва Дементьев. Дворец в селе Коломенском. 1667-1668; 1681. Старинный рисунок.

Выдающимся произведением светского деревянного зодчества являлся известный нам по рисункам и модели дворец в селе Коломенском (1667—1668, ил. 90), построенный плотничьим старостой Семеном Петровым и плотником-стрельцом Иваном Михайловым, частично перестроенный в 1681 году Саввой Дементьевым. Коломенский дворец представлял сложное сочетание больших и малых срубов-клетей, свободно расположенных или сгруппированных вокруг внутренних дворцов, в зависимости от потребностей дворцового обихода. Главная группа помещений, обращенная к церкви Вознесения, отводилась под царские хоромы. Здесь особенно эффектными были столовая изба, крытая кубоватой кровлей (четырехскатная кровля с «пучинами», напоминающая луковицу), и многооконный терем, связывающий столовую избу с государевыми хоромами. Далее располагались хоромы царевича и царицы. Подклеты занимали служебные помещения, поэтому жилые покои второго этажа связывались между собой и с придворными храмами переходами. Ансамбль дворца фактически не имел определенного главного фасада — с любой точки зрения открывались новые перспективы прихотливо сгруппированных объемов. Живописность композиции подчеркивалась разнообразием форм покрытий, включающих и шатровые вышки. Декоративное богатство дворца усиливалось обилием раскрашенной орнаментальной резьбы, позолотой деталей и раскраской кровель. По словам иностранца Рейтенфельса, дворец походил на «только что вынутую из футляра драгоценность». В архитектуре здания решительно преобладает тяга к сложной, несколько измельченной живописной композиции и богатству наружного и внутреннего убранства. Эти же черты, как мы увидим в дальнейшем, характерны и для каменного зодчества XVII века.

В деревянном культовом зодчестве при небольшом числе основных типов храма создаются исключительно разнообразные по композиции произведения. Выразительность церквей и их доминирующее положение в поселении и пейзаже достигались большой высотой (до 40—50 м) и сложным силуэтом венчающей части.

Так называемые клетские храмы, широко распространенные по всей России, представляют собой прямоугольный сруб-клеть, покрытый двускатной кровлей, на которой возвышается маковка с крестом. Благодаря большому подъему клинчатой кровли некоторые из них весьма эффектны по силуэту (например, церковь села Спас-Вежи, 1628, ныне перевезена в Костромской музей деревянного зодчества). Иногда двускатной кровле придавали выпуклую килевидную в сечении форму, получая своеобразный тип покрытия — бочку.

Излюбленным типом деревянного культового здания был, как и ранее, шатровый храм, обладавший наиболее выразительным силуэтом. Основные варианты шатровых церквей — шатровый восьмерик с прирубами («восьмерик от земли»), создающий образ храма-башни; восьмерик на крестообразном в плане основании, а также восьмерик на четверике, где прямоугольное в плане здание выше переходит в восьмиугольный сруб-восьмерик, перекрытый шатром. Иногда шатер увенчивает не восьмерик, а сруб, имеющий шесть или, реже, десять сторон. Среди наиболее значительных примеров деревянных шатровых храмов можно отметить церкви в селах Панилово (1600, Архангельская область, ил. 91), Варзуга (1674, Мурманская область), Согинцы (1696, Ленинградская область), Пучуга (1698?, Архангельская область). Известны и многошатровые храмы, являющиеся комбинацией столпов — восьмигранного и нескольких восьмериков на четверике (Троицкая церковь в погосте Ненокса, 1727, Архангельская область, ил. 92).

91. Церковь в селе Панилово. 1600. Архангельская обл.

92. Троицкая церковь в погосте Ненокса. 1727. Архангельская обл.

Стремление к динамичному силуэту храма привело к образованию особого типа высотной композиции — ярусным храмам, представлявшим нарастание уменьшающихся четвериков или восьмериков. Такова, например, церковь Ширкова погоста (1697, Калининская область), где высота здания, равная почти 45 метрам, подчеркнута сокращением четвериков и остротой «клинчатых» восьмискатных кровель. Ярусная композиция, в которой на нижнем четверике возвышаются три восьмерика, представлена церковью Вознесения в Торжке (1653).

В поисках сложного и богатого силуэта зодчие со второй половины XVII века использовали и принцип многоглавия. Ранний пример — церковь в Чухчерьме (1657, Архангельская область) — довольно простой вариант этого типа. Позднейший памятник — Преображенская церковь в Кижах (1714, ил. 93) — на основе сложного сочетания найденных ранее приемов дает поразительный по красоте и своеобразию тип двадцатидвухглавого храма.

93. Преображенская церковь в Ки¬жах. 1714

Рубленые храмы свидетельствуют о выдающемся архитектурном таланте народных мастеров, умевших создать подлинные шедевры, достичь впечатления монументальности даже при сравнительно небольших размерах здания. Деревянные храмы обычно великолепно связаны с ландшафтом и имеют огромное значение для создания архитектурного ансамбля в сельских поселениях.

Сохранились и некоторые деревянные оборонительные сооружения XVII века — башни Якутского острога (1683), башни Братского острога, надвратная башня Николо-Карельского монастыря (перевезена в музей села Коломенского, ныне Москва).

Монументальное строительство не сразу возобновилось после иноземной интервенции начала XVII века и связанной с ней разрухи. Только с 20-х годов встречаются единичные постройки и сведения о них. Однако в дальнейшем архитектурно-строительная деятельность быстро возрастала, и во второй половине XVII века ее размах приобрел неожиданные до этого масштабы. Если в XVI веке она была гораздо интенсивнее, чем в предшествующие столетия, то XVII век в этом отношении многократно превосходит XVI.

В отличие от периода феодальной раздробленности общерусские архитектурные связи столь сильны, что можно говорить о наличии на Руси единой архитектуры, несмотря на существующие во многих городах и районах местные особенности. Эти черты теперь — не результат замкнутости того или иного района, как то было раньше. Речь идет о преобладании в определенной местности художественных вкусов тех или иных социальных слоев — посадского купечества, дворянства и т. д. Многочисленные кадры строителей существовали теперь не только в Москве или крупных городах, но и во многих сравнительно мелких городках, а иногда и в боярских усадьбах. Это придавало многообразие русской архитектуре XVII века, создавало ее местные варианты. Архитектура XVII века может быть условно разделена на три этапа. Первый, короткий (20-е — частично 30-е годы), — период сложения нового стиля на базе традиций предшествующей поры. Второй (40-е—80-е годы) — эпоха бурного расцвета строительства, окончательного становления и развития стиля, предпосылки которого слагались в первом периоде. Наконец, третий (90-е годы XVII века) — время ломки архитектурных традиций и установления новых форм, знаменующих собой переход к зодчеству нового времени.

В 20-е—30-е годы XVII века общий характер архитектуры еще мало отличался от зодчества конца XVI века. Повторялись те же типы сооружений, да и стилистическая их характеристика изменилась мало. И все же в этих постройках можно проследить появление новых тенденций.

Так, в небольшой церкви Покрова в Рубцове (1619—1626) членение фасадов лопатками придает постройке характер обычного четырехстолпного здания, тогда как в действительности это бесстолпный храм, перекрытый сомкнутые сводом. Снаружи церковь завершается тремя ярусами кокошников, а венчает эту пирамидальную композицию небольшая главка на световом барабане. Здание стоит на подклете и окружено с трех сторон двухъярусной галереей, а к восточной ее части симметрично пристроены два боковых придела. Внешняя обработка здесь почти не зависит от конструкции — явление очень существенное для дальнейшего развития русского зодчества XVII века.

Продолжается и строительство шатровых храмов. Так, в духе XVI века возведена церковь в усадьбе князя Д. Пожарского Медведково (1623, ныне Москва). Новое в ней — подчеркивающие стройность шатра измельченные кокошники. Еще заметнее новое понимание архитектурных форм проявилось в церкви Зосимы и Савватия в Троице-Сергиевом монастыре (1637), где сам шатер декорирован гораздо богаче, чем это обычно делали в XVI веке. В Успенской «Дивной» церкви в Угличе (1628, ил. 97) центральному шатру вторят два боковых. Они несколько ниже основного и подчинены ему, но все же строгое единство шатровой композиции здесь уже нарушено. Не сохранившуюся церковь Алексеевского монастыря в Москве (1625—1634) венчали два равновысоких шатра, что уже полностью противоречило пониманию шатра как основной композиционной оси здания.

97. Успенская («Дивная») церковь

В 20-х годах XVII века были проведены работы по восстановлению стен и башен Московского Кремля, пострадавших во время интервенции. Тогда над суровым массивом Спасской башни поднялась многоярусная шатровая вышка, имевшая в основании аркаду, в которой стояли статуи. Башня приобрела характер торжественного парадного въезда в царскую резиденцию со стороны Красной площади. В течение 60 лет она выделялась среди прочих башен Кремля своим нарядным декоративным верхом.

Здесь же, в Московском Кремле, началось строительство Теремного дворца (1635—1636), зодчие — Антип Константинов, Важен Огурцов, Трефил Шарутин и Ларион Ушаков. Возведенный на высоком подклете, сохранившемся от дворца XVI века, он имел ступенчатый, ярусный объем, верхнюю террасу-гульбище и чердак с золоченой кровлей. В нижних этажах помещались службы, кладовые и другие хозяйственные по¬мещения. Небольшие одинаковые по размерам трехоконные комнаты жилых этажей напоминали примыкающие одна к другой клети деревянных хором. Верхний этаж на уровне площадки гульбища занимал просторный зал. По фасадам шли ряды нарядных окон с резными белокаменными наличниками; широкие карнизы из цветных изразцов завершали два верхних этажа. В интерьерах дверные порталы и подоконники покрывала тонкая орнаментальная резьба, стены и своды — роспись. Печи были облицованы цветными изразцами. Богатая мебель, цветные ковры и сукна довершали убранство помещений. Подлинное внутреннее оформление палат не сохранилось, но оно было удачно восстановлено в 30-х—40-х годах XIX века. В живописной красочности и нарядности Теремного дворца, в планировке его жилых покоев явно сказывается связь с деревянным хоромным строением. По существу, это было первое каменное жилое здание на Руси, поскольку для жилья предпочитали деревянные постройки, бывшие при тогдашней системе отопления и вентиляции теплее и гигиеничнее каменных.

Новые архитектурные тенденции привели во второй четверти столетия к сложению своеобразного и яркого стиля. Во многих отношениях он был прямо противоположен архитектуре XVI века. Памятники той поры почти всегда архитектоничны, просты по организации и строго симметричны. Теперь возобладала сложная, живописная, большей частью асимметричная группировка масс. В отличие от XVI века,в XVII архитектурные формы часто уже не отражают конструкцию. Вместо крупных, немногочисленных деталей, как правило, оставлявших стену обнаженной, теперь обильно применяют гораздо более мелкие элементы, так что часто почти вся стена покрыта декором. Цветовое решение построек XVI века обычно очень лаконично — это естественный цвет кирпича или камня или сочетание этих двух цветов. В XVII веке распространяется полихромия фасадов: яркая раскраска деталей, цветные поливные изразцы, придающие постройкам праздничную нарядность.

Существенно изменилась система фресковой росписи интерьеров. Ранее она всегда подчинялась членениям здания и размещалась так, чтобы подчеркнуть архитектурные формы. В XVII веке сравнительно небольшие живописные сцены располагают одну за другой горизонтальными рядами; их последовательность дает возможность как бы читать содержание библейских или евангельских сюжетов, которые они иллюстрируют. Росписи приобретают ковровый характер, сплошь и равномерно покрывая стены.

Глубокие изменения переживает шатровое зодчество. Вместо одного монументального шатра, венчающего постройку, зодчие украшают церкви двумя или даже тремя одинаковыми по высоте шатрами. Это, по существу, полное отрицание основного принципа шатровых храмов XVI века — их единства и полного подчинения всей композиции вертикали шатра. Исчезает и конструктивный смысл шатра как перекрытия: в таких «двойнях» и «тройнях» шатры очень невелики и представляют собой глухие чисто декоративные надстройки, поставленные на сомкнутый свод. Одним из наиболее ярких примеров является богатая по декоративному оформлению церковь Рождества Богородицы в Путинках в Москве (1649—1652, ил. 100). Ее основной объем увенчан тремя шатрами, шатром завершается и боковой придел, и еще один шатер несет колокольня. Таким образом, в целом комплекс храма завершается живописной группой из пяти небольших шатров.

100. Церковь Рождества Богородицы в Путинках. 1649-1652. Москва.

Церковь в Путинках — один из последних памятников шатрового зодчества. В середине XVII века строительство таких церквей было запрещено. Начиная с этого времени в патриарших грамотах на постройку церкви почти всегда имеется стандартная фраза: «А чтобы верх на той церкви был не шатровый». Точная причина запрета не выяснена; по-видимому, шатры казались формой недостаточно каноничной для храма. А при той жестокой борьбе, которую вела русская церковь в XVII веке против светских элементов и тенденций, властно вторгавшихся в культуру и искусство, этого было вполне достаточно, чтобы запретить их применение для завершения церковных зданий. Однако шатры оставались одной из наиболее излюбленных архитектурных форм; поэтому их продолжали очень широко применять, но не в качестве завершения церкви, а для венчания колокольни. Высокая, стройная столпообразная колокольня, завершенная шатром, — одна из самых распространенных тем русской архитектуры второй половины XVII века. В сельских же поселениях, особенно в северорусских районах, куда не достигал патриарший контроль, продолжали строить деревянные шатровые церкви.

Церковь Троицы в Никитниках в Москве. Фасад и План

Во второй половине XVII века в русской архитектуре можно выделить несколько больших групп памятников, связанных с наиболее крупными очагами строительства. Для московской группы, например, характерны сложные композиции, центром которых является бесстолпная церковь, перекрытая сомкнутым сводом. Снаружи она обычно декорирована несколькими ярусами кокошников и увенчана пятиглавием. Однако световой барабан имеет только центральная глава, четыре боковых чисто декоративны. К такой церкви обычно примыкают один или два придела, трапезная, крыльцо, шатровая колокольня. В целом образуется очень живописная и большей частью асимметричная композиция. Характерным и довольно ранним примером может служить церковь Троицы в Никитниках (1631—1634), построенная по заказу крупнейшего московского богача — купца Никитникова. Обращенный к улице южный фасад храма здесь убран с особой пышностью — карнизы делят его как бы на три этажа, сближая храм с дворцовым зданием. В наличниках окон использованы мотивы кремлевского Теремного дворца, а завершает стены широкий карниз из лекального кирпича и изразцов. В церкви сохранилась прекрасная фресковая роспись, исполненная в 1652—1653 годах (ил. 110).

110. Фрагмент росписи церкви Троицы в Никитниках. 1652-1653. Москва

Не менее характерны московские церкви Успения в Гончарах (1654), Николы в Пыжах (1657—1670) и Николы в Хамовниках (1679). Все эти храмы очень индивидуальны; они заметно отличаются друг от друга как композиционной схемой, так и деталями. И вместе с тем в них присутствуют и общие черты, роднящие их между собой и отражающие стилистические особенности памятников русской архитектуры второй половины XVII века в специфически московском варианте.

Несколько иной характер имеют памятники других крупных городов: Ярославля, Костромы, Мурома, Суздаля. Так, ярославские зодчие развивают и обогащают сложившуюся в XVI веке (собор Авраамиева монастыря в Ростове) композицию, в которой основу составляет четырехстолпная пятиглавая церковь, перекрытая сводами по традиционной крестово-купольной схеме. Церковь обычно окружена широкой закрытой галереей; к ней примыкают крыльца, приделы, колокольня. Такова построенная на средства купцов Скрипиных церковь Ильи Пророка (1647—1650, ил. 99). Поднятый на подклетном этаже пятиглавый кубический храм с папертью с северной и западной сторон и высокими крыльцами сочетается в живописной и свободной асимметрии с двумя приделами. У западного фасада по концам паперти расположены шатровая колокольня и третий придел в виде небольшого самостоятельного храмика, завершенного высоким шатром. Богатое убранство галереи и приделов контрастирует со строгими формами храма.

99. Церковь Ильи Пророка. 1647—1650. Ярославль

В других памятниках Ярославля эта композиция приобретает еще более торжественный характер. В церкви Иоанна Златоуста в Коровниках (1649—1654) пятиглавый куб сочетается с симметричными шатровыми приделами у восточных углов. Поодаль от храма, контрастируя с его сдержанностью, вздымается стройный восьмигранный столп шатровой колокольни высотой 38 метров (80-е годы). Выходящее в сторону Волги центральное окно алтаря охвачено красочным пятном большого изразцового наличника прихотливой криволинейной формы (ил. 96). Еще более насыщен декоративными элементами Воскресенский собор в Романове-Борисоглебске (ныне город Тутаев) близ Ярославля (1652—1670).

96. Церковь Иоанна Златоуста вКоровниках. 1649—1654. Апси>ды. Ярославль

Как композиция, так и внешнее убранство ярославских храмов отличаются светлым, оптимистическим настроением. Эту мажорность образа неизмеримо повышали яркая фресковая роспись, покрывавшая, подобно ковру, стены, столбы и своды, и насыщенность богато освещенного интерьера разнообразными произведениями прикладного искусства.

В целом церковная архитектура XVII века далеко отходила от абстрактности и строгости культового здания, в ней все сильнее выражалась народная любовь к красоте, яркости реального мира, его разнообразию. Зодчие проявляли все большую творческую свободу, вводя в культовую архитектуру разнообразные приемы композиции и убранства, отражая нарастающую тенденцию обмирщения русской культуры и ослабления авторитета церкви и религиозной идеологии. Естественно, что церковь пыталась бороться с такими тенденциями в развитии зодчества, причем дело не ограничивалось только мерами запрета шатровых храмов и декретированием ортодоксальных форм собора с «освященным пятиглавием». Патриарх Никон сделал попытку показать в своем обширном строительстве образцы подлинно «православной» архитектуры. Он построил ряд крупных монастырей, самими своими названиями (Иерский, Крестный, Ново¬Иерусалимский) говорящих о стремлении подражать архитектуре «святой земли» и «святой горы» — Афона и вернуть культовое зодчество к традиционным «освященным» формам, к монументальной простоте зодчества XV—XVI веков. Однако эти намерения повернуть архитектурное развитие вспять не могли не потерпеть неудачи.

Грандиозность строительных замыслов Никона отвечала его политической концепции о главенстве духовной власти над светской, что впоследствии стоило ему патриаршего престола. Крупнейшим памятником никоновского строительства является Воскресенский собор Ново-Иерусалимского монастыря в Истре (1656—1666, закончен после смерти Никона в 1678—1685, Московская область). Собор этот должен был повторить храм Воскресения в Иерусалиме, чертеж и модель которого специально привезли в Москву. Основную часть сложного комплекса тесно связанных между собой сооружений составляла огромная полуротонда, переходящая на уровне второго этажа в цилиндр, увенчанный достроенным позже шатром. К ротонде примыкали главный храм, завершенный мощной главой, и семиярусная столпообразная колокольня. Зодчими этого ансамбля были, как полагают московские мастера Аверкий Мокеев, Иван Белозери другие. Нарочитая идея прямого повторения иерусалимского романо-готического образца выразилась лишь в общей плановой схеме сооружения. В целом же композиция проникнута той же живописностью, которая характерна для русского зодчества XVII века. Ротонда послужила основанием для грандиозного шатра. Никон мог завершить свою церковь шатром, который он запрещал строить другим. В обработке фасадов и особенно интерьера с невиданным размахом были применены цветные изразцы, из которых вооружались целые иконостасы; майоликовой была и часовня «гроба». В композиции же монастырского ансамбля с его стенами и бытовыми сооружениями вовсе не было ничего готического.

Опыт строительства Ново-Иерусалимского монастыря, осуществлявшегося по единому художественному замыслу и проникнутого определенной ясно осознанной идеей, сыграл большую роль в развитии русского архитектурного ансамбля. Строительство Никона явилось также толчком для совершенствования строительной техники и художественного мастерства.
Другим крупным ансамблем, в котором сказалась близкая никоновской властная церковно-политическая тенденция, был митрополичий дом в Ростове Великом, обычно называемый Ростовским кремлем (1670—1683, ил. 101). Его внушительные стены и башни имитировали формы феодальных крепостей, а над парными башнями ворот господствовали высокие пятиглавые храмы, подчеркивавшие главенство «духовного меча». В кремле свободно разместились просторные митрополичьи палаты и домовая церковь Спаса на Сенях. Расположенный на низменном и ровном берегу озера Неро, ансамбль имеет широкую, как бы распластанную композицию без резко выраженных вертикалей. Идейный замысел ансамбля, несомненно, принадлежал его заказчику — ростовскому митрополиту Ионе Сысоевичу, но силой художественного гения зодчего, по-видимому, Петра Досаева, — этот замысел приобрел черты сказочной декоративности и редкой живописной красоты.

101. Петр Досаев (?). Ростовский кремль. 1670—1683

В XVII веке в основном заканчивается формирование крупных городских и монастырских ансамблей древнерусского зодчества, являющихся подлинной гордостью нашего народа. Они складывались на протяжении столетий и включали постройки разных эпох и назначения, сохраняя, однако, поразительную целостность и единство. Строя новое здание среди древних, зодчие согласовывали его со старым, не умаляя последнего и не нарушая ансамбля.

Поганкнны палаты в Пскове. Реконструкция Ю. П. Спегальского

Палаты Аверкия Кириллова в Москве. Северный фасад

Они с большим тактом связывали отдельные здания и весь ансамбль с окружающей природой, используя как законы созвучия, так и контраста. В зависимости от рельефа и характера местности избирали масштаб зданий, расположение стен и башен; лучшие постройки либо группировали на выгодных точках рельефа, образуя «главный фасад» ансамбля, либо строили с расчетом обозрения с различных точек. Поэтому большинство русских ансамблей органически связано с окружающим ландшафтом. В то же время их композиция всегда пленяет живописной свободой и вместе с тем такова, будто каждый из них строил один великий зодчий, живший несколько столетий.

В монастырских ансамблях, развивающихся в XVII веке, характерно появление центральной вертикали — высокой колокольни, которая приобретает значение композиционной оси, согласованной с башнями ограды и монастырским собором. Выдающимся примером такого ансамбля является, например, Иосифов-Волоколамский монастырь (1676— 1688, колокольня и собор закончены в конце XVII века, колокольня не сохранилась). Даже в тех случаях, когда монастырские ограды строили, как боевые крепости, их стены и башни приобретали богатую декоративную отделку. Таковы Спасо-Евфимиев монастырь в Суздале и «Великие государевы крепости» Троице-Сергиев и Кирилло-Белозерский монастыри. Суровые башни Московского Кремля в 80-х годах XVII века получают легкие и стройные шатровые завершения. Это придало московской крепости характер парадной царской резиденции и одновременно прекрасно связало Кремль с живописной группой столпов храма Василия Блаженного.

Во второй половине XVII века резко возрастает число каменных гражданских построек. Бояре, богатые купцы и дворяне все чаще строят в городах и в своих усадьбах каменные жилые палаты. Наиболее характерен тип, повторяющий планировку деревянных хором, состоящих из двух квадратных в плане помещений с продолговатыми сенями между ними. Нижний этаж занимали хозяйственные и складские помещения. Фасады украшали плоские лопатки или колонки, кирпичные карнизы и горизонтальная тяга, проходящая по между-этажной линии. Окна обрамляли богатые наличники. Большое внимание уделялось также убранству крыльца. Таковы, например, дома Серииых в Гороховце и Коробовых в Калуге.

Довольно много жилых домов от той поры дошло до нас в Пскове. Здесь архитектура даже в XVII веке еще сохраняла остатки своего самобытного характера. Псковские дома заметно отличаются от домов других районов России отсутствием декоративных элементов и внешней суровостью. Впрочем, первоначально облик таких домов был гораздо менее суровым, поскольку над их каменными этажами существовали тогда деревянные этажи, где размещались жилые комнаты. Наиболее крупный из сохранившихся жилых комплексов Пскова — Поганкины палаты (до 1645).

Каменные хоромы знати образовывали сложные ансамбли, во многом напоминавшие по композиции и декоративности деревянный царский дворец в Коломенском. Таковы, например, палаты думного дьяка Аверкия Кириллова в Москве (1657) с пышными крыльцами и торжественными переходами к столь же богато украшенной церкви Николы.

К гражданской архитектуре принадлежат и монастырские здания нецерковного обихода — трапезные, кельи, хозяйственные постройки. В корпусах келий зачастую ясно прослеживается зависимость их планировки от деревянного зодчества — они как бы составлены из ряда отдельных клетей-изб. Так, в Солотчинском монастыре под Рязанью они состоят из ряда комнат с сенями при каждой из них; это членение отражается и на фасаде здания.

Во второй половине XVII века развитие промышленности и торговли потребовало сооружения специальных обширных торговых зданий, промышленных предприятий. В 1661 — 1665 годах строится московский Гостиный двор в Китай — городе, окруженный каменной стеной с угловыми башнями. В его квадратном плане проявляется стремление к регулярности и геометричности композиции. Гостиный двор в Архангельске, обслуживавший потребности растущей внешней торговли, был более обширен и сложен по композиции. Построенный в 1668—1684 годах по чертежам, присланным из Москвы, под наблюдением видного зодчего Дмитрия Старцева, он был вытянут вдоль берега Северной Двины почти на 400 метров; его высокие каменные стены образовывали в плане неправильный многоугольник с боевыми башнями на углах и проездных воротах. Внутри размещались двухэтажные каменные ряды, включавшие более двухсот торговых помещений. Часть сооружений этого Гостиного двора сохранилась до настоящего времени. В 1658—1661 годах под наблюдением зодчих А. Королькова и Д. Охлебинина перестраивается государев Хамовный (полотняный) двор в Москве. Его каменная ограда с круглыми башнями на углах и украшенными тремя декоративными башенками воротами ограничивала прямоугольную территорию двора. Расположенный в глубине двухэтажный производственный корпус с сенями в центре и мастерскими палатами по сторонам напоминал по планировке жилые хоромы. В каждой палате размещалось около пятидесяти ткацких станков.

Широкий размах строительства захватил и окраины России, при этом провинциальные зодчие иногда создавали очень оригинальные произведения, в которых народная любовь к красочному узорочью проявилась с поразительной силой. Таков, например, Троицкий собор в Соликамске (1684—1697), весь насыщенный декоративными элементами, со сложными крыльцами, удивительными по изобретательности и разнообразию деталей. Там же в Соликамске чрезвычайно интересен Воеводский дом (1688) с богато оформленными наличниками окон.

Тенденция развития и усложнения системы декоративного убранства привела в 80-е годы XVII века к появлению таких зданий, как, например, церковь Иоанна Предтечи в Толчкове в Ярославле (1671—1687, ил. 95), церковь Троицы в Останкине под Москвой (ныне в черте Москвы, 1678—1693, зодчий Павел Потехин, ил. 98). Фасады этих храмов насыщены декоративными элементами до предела, а в останкинской церкви уже явно ощущаются перегруженность сооружения мелкими деталями, дробность архитектурных форм.

Церковь Иоанна Предтечи в Толчкове. 1671—1687. Апсиды.

98. Павел Потехин. Церковь Троицы в Останкине. 1678-1693. Москва

В 90-х годах XVII столетия в русской архитектуре происходят существенные изменения. Появляется новое направление, которое часто называют «нарышкинским стилем» или «московским барокко». И то и другое название не объясняет сущности явления. Связь ряда построек нового стиля с заказами семьи Нарышкиных является совершенно случайной. Присваивать же новому архитектурному направлению название «барокко» также неправильно, поскольку сходство московской архитектуры конца XVII века с западноевропейским стилем барокко чисто внешнее.

В научной литературе неоднократно поднимался вопрос о происхождении данного стилистического направления. Наличие большого количества классических архитектурных деталей как будто бы свидетельствует о влиянии западноевропейской архитектуры. Однако с этими западноевропейскими формами в России знакомились большей частью либо по архитектурным книгам и гравюрам, завозимым из-за границы (главным образом из Голландии), либо эти формы проникали вместе с белорусскими и украинскими мастерами. Следует отметить, что роль классических архитектурных форм в сложении нового стиля русского зодчества в основном ограничивалась отдельными декоративными элементами, очень мало затрагивая общие композиционные принципы зданий. Таким образом, несомненно, что русская архитектура конца XVII века по происхождению не связана с западноевропейским барокко; она вполне самобытна.

Наиболее полно и ярко новое архитектурное направление проявилось в строительстве небольших церквей в подмосковных усадьбах знати, близкой к царскому двору. Это ярусные постройки. Нижний ярус обычно квадратный, реже прямоугольный в плане, на нем стоит восьмерик, а выше — второй, более узкий восьмерик. Завершается вся композиция барабаном с главой. К центральному объему обычно примыкают более низкие полукруглые в плане помещения. Очень часто все здание расположено на подклете и имеет вокруг открытую галерею. Строгая логичность построения масс характеризует не только наружный облик храмов, но и их интерьер. Центральный внутренний объем объединяет две нижние части постройки — ее четверик и восьмерик. В верхнем, маленьком восьмерике, над сводом, перекрывающим центральный объем, расположен «звон»; отдельной колокольни нет. Постройки имеют, таким образом, характер «церкви под колоколы», и высотность их построения логически оправдана. Строгая симметрия с явно выраженной центричностью — существенная особенность всех храмов этого направления. Очень своеобразно их декоративное убранство. По сравнению с памятниками предшествующей поры, перегруженными тяжеловесной и пестрой декорацией, они легки и изящны; на красном фоне гладких кирпичных стен четко и ясно рисуются белые колонки, оформляющие грани объемов. Весь декор сосредоточен на обрамлении окон и дверей: они, как правило, имеют по сторонам небольшие колонки, стоящие на кронштейнах и поддерживающие вычурный разорванный фронтончик. Вместо тяжелых кокошников над карнизами проходят полосы резных декоративных элементов, которые часто метко называют «петушиными гребешками». На углах зданий, как правило, размещены колонки классического типа, причем каждый ярус имеет самостоятельную колонку, снабженную снизу пьедесталом, а сверху антаблементом (одна из частей ордера). Довольно часто применяются овальные или восьмиугольные окна, резные раковины и другие детали, свидетельствующие об отголосках декора Архангельского собора Мо¬сковского Кремля.

Ярусная композиция усадебных храмов конца XVII века, безусловно, русского происхождения. В несколько менее развитом виде она применялась уже во второй половине XVII века в надвратных сооружениях, которые в свою очередь, видимо, ведут происхождение от форм деревянного зодчества.

Церковь Покрова в Филях в Москве. Фасад и план

Наиболее ярким памятником данного течения является церковь Покрова в Филях (1693—1694, ил, 102). Ее изумительно тонко прорисованные детали в сочетании с безукоризненными пропорциями придают ей легкий, как бы ажурный и утонченно элегантный характер, а ярусная композиция создает почти тот же эффект вертикального движения, который был выражен в шатровых и столпообразных храмах. Не менее прекрасны другие памятники этого направления — церкви в Троицком-Лыкове (1698—1704) и в Уборах (1693—1697, зодчий Яков Григорьевич Бухвостов).

102. Церковь Покрова в Филях. 1693-1694. Москва

Новые архитектурные формы нашли применение не только в ярусных усадебных храмах. Так, одним из наиболее значительных памятников этого стиля, несомненно, была не сохранившаяся церковь Успения на Покровке (1696—1699, зодчий Петр Потапов), представлявшая собой массивный объем на высоком подклете, увенчанный несколькими главами. Перед храмом на том же подклете отдельно стояла колокольня. Как благородные пропорции храма, так и изумительная прорисовка его деталей свидетельствовали о блестящем таланте зодчего. Другой великолепный пример — высокая пятиглавая церковь Воскресения в Кадашах в Москве (1687—1713, с последним периодом строительства храма связано имя зодчего Сергея Турчанинова). Те же формы порой применяли и при строительстве больших пятиглавых городских соборов с внутренними столбами. Так, Успенский собор в Рязани (1693—1699, зодчий Бухвостов) сохраняет общую схему Успенского собора Московского Кремля, но поставлен на невысокий подклет-галерею, расчленен тонкими колонками, украшен тремя ярусами больших нарядных окон и первоначально был завершен резным декоративным карнизом.

Широко применялись новые формы при строительстве полугражданских монастырских сооружений — надвратных церквей и трапезных (надвратные церкви Троице-Сергиева, Новодевичьего и Донского монастырей, трапезные Новодевичьего и Троице-Сергиева монастырей, трапезная Солотчинского монастыря близ Рязани и другие). Появляются и ярусные колокольни, каковы, например, надвратная колокольня Высокопетровского монастыря (1694) и шестиярусная семидесятидвухметровая колокольня Новодевичьего монастыря в Москве (1690), играющая роль главной вертикали прекрасного архитектурного ансамбля (ил. 104). Во всех этих памятниках ясно читаются основные принципы нового стиля — симметричность и регулярность построения, применение поэтажного ордера, концентрация декоративных элементов в карнизах и в обрамлении проемов. 

Одна из характерных особенностей памятников конца XVII века — их двуцветность: красная кирпичная стена контрастирует с белокаменными резными деталями. Однако в эту же пору встречаются и такие постройки, в которых в духе традиций второй половины XVII века широко используются цветные изразцы. Так, лицевая стена надвратного Теремка Крутицкого митрополичьего подворья (1694) целиком облицована изразцами, хотя в остальном здесь применены типичные формы 90-х годов. Следует отметить, что производство изразцов в России во второй половине XVII века достигло исключительного совершенства (об этом смотри главу третью пятого раздела).

В обстановке ожесточенной, обострившейся в конце XVII века идеологической борьбы и неравномерности экономического и культурного развития различных районов России при широком размахе строительства одновременно существовало и развивалось несколько вариантов зодчества, довольно существенно отличавшихся друг от друга. Ведущим было то направление, которое представляли памятники Москвы и Подмосковья, особенно созданные по заказам лиц, близких к царскому двору. Однако и здесь имелись существенные различия: строили церкви, в которых можно видеть решительное отрицание старых традиций, но одновременно возводили и храмы гораздо более консервативного характера.

103. Церковь Знамения в Дубровицах. 1690—1704. Под Москвой

Церковь Знамения в Дубровицах (1690—1704, ил. 103) в вотчине воспитателя Петра I Б. А. Голицына, имея плановую схему, близкую церкви Покрова в Филях, однако, далеко отходила от принципов древнерусского зодчества. Ее низкая лестничная платформа имеет причудливую многолопастную форму; полукружия крестообразного низа получили барочную тройную кривую, а двухъярусный восьмерик завершается вместо церковной главы ажурной вызолоченной короной. Пышное резное убранство, использующее мотивы барокко и включающее круглые скульптуры, замена внутренней росписи резьбой также, как бы демонстративно, противоречат вековым традициям русской старины. Все это, несомненно, роднит Дубровицкую церковь с западноевропейским барокко. Эту дерзкую по своей новизне постройку справедливо сопоставляли с петровскими затеями, вроде «всешутейшего собора». Дубровицкая церковь как бы символизирует конец старозаветной художественной культуры Москвы.

Однако а эту пору возводились и такие постройки, которые внешне не столь решительно рвали с устоявшимися традициями, хотя по существу были от них столь же далеки. Таковы, например, небольшие центрические церкви с восьмилепестковым планом, образцами которых могут служить церкви Петра митрополита в Высокопетровском монастыре (1690) и Спаса в подмосковном селе Волынском (1699—1703). Слитность и динамичность интерьера в этих храмах, несомненно, роднят их с западноевропейским барокко.

Очень своеобразную группу памятников конца XVII века составляют храмы, построенные по заказу богатейших купцов и промышленников Строгановых. Близость между ними дает основание полагать, что их строил один зодчий. Наиболее яркая среди них Рождественская церковь в Нижнем Новгороде (до 1718, ил. 105). По плану и объемной композиции данные памятники более традиционны, чем, например, восьмилепестковые или даже ярусные храмы Подмосковья. Однако великолепная скульптурная резьба наличников окон и применение чистых форм классического ордера свидетельствуют как о блестящем таланте их автора, так и о том, что он хорошо знал западноевропейскую архитектуру.

105. Рождественская церковь в Нижнем Новгороде (Горький) До 1718. Деталь фасада.

Разнообразные и порой очень неожиданные варианты архитектурных решений можно наблюдать в окраинных районах, куда московское влияние доходило постепенно. Местные мастера часто воспринимали новые архитектурные формы лишь как декоративные элементы, переосмысляя их к тому же в духе привычного узорочья. В результате возводились постройки, в которых «модные» московские формы применены в таком переработанном виде, что их с трудом можно узнать. При этом данные формы бытуют в течение длительного времени, кое-где удерживаясь до середины XVIII века. Таковы, например, некоторые памятники Урала и Зауралья — Троицкий собор в Верхотурье (1703—1704), постройки Далматова монастыря (церковь — 1713 года, стены и башни—середина XVIII века).

Впрочем, в некоторых районах России формы московского зодчества конца XVII века вообще не получили распространения. Так, в Суздале на рубеже XVII и XVIII веков строили небольшие «кубические» храмы, фасады которых завершались горизонтальным карнизом; под ним, как дань традиции, шла полоса кокошников. Рядом с храмом всегда ставили колокольню, увенчанную шатром, порой довольно вычурной вогнутой формы. Ни ордера, ни других типичных форм и деталей русского зодчества конца XVII века здесь не применяли.

Активное неприятие новых архитектурных форм можно видеть и в некоторых памятниках в самой столице. Так, под Москвой были построены две шатровые церкви, почти целиком выдержанные в духе архитектуры XVI века — Никольская (Петра и Павла) в селе Петровском (между 1680 и 1691) и Знаменская в селе Аннино (1690). Оба этих храма построены по заказу боярина И. М. Милославского и отражают явную оппозицию официальной церкви, запрещавшей шатровое строительство.

В русском зодчестве конца XVII века в значительно большей степени, чем в архитектуре предшествующей поры, чувствуется светская струя; процесс обмирщения русской культуры идет все более быстрыми темпами. Это сказывается даже в строительстве культовых сооружений, но особенно отчетливо проявляется в широко развернувшемся гражданском строительстве, прежде всего жилых домов. Каменные жилые здания становятся теперь достаточно обычным явлением; их строят не только в Москве, но и во многих провинциальных городах. Дома эти, как правило, сохраняют старую плановую схему, восходящую к планировке деревянного жилья. В то же время в них зачастую видно стремление создать парадные, подчеркнуто симметричные композиции, а в отдельных случаях появляется уже и новый тип дома, представляющий собой нерасчлененный блок, что было новшеством в русском жилом строительстве. Стремление к симметрии сказалось, например, в палатах В. В. Голицына в Москве в Охотном ряду (около 1689). Еще более четко это проявилось в палатах Волкова: эти палаты были построены несколько раньше как несимметричное здание, но при перестройке в конце XVII века здание сделали симметричным, подчеркнув симметрию расположенным над карнизом фигурным декоративным фронтончиком. В некоторых случаях, как, например, в палатах Троекурова, наружная отделка здания достигает исключительного великолепия. Характер отделки и архитектурные детали жилых домов, естественно, совпадают с применявшимися в строительстве церквей.

Одной из наиболее важных и сложных задач, вставших перед русскими зодчими в конце XVII века, была разработка совершенно нового типа сооружений — гражданских общественных зданий. Вплоть до конца века в русском зодчестве формировались и разрабатывались архитектурные образы культовых построек, крепостных сооружений, жилищ. Теперь с началом строительства монументальных сооружений административного назначения зодчие начинают поиск соответствующего им архитектурного образа. Очень ярким примером было ныне не существующее здание Земского приказа на Красной площади (конец 90-х годов XVII века, ил. 106). Оно явно не имело ни культового, ни оборонного характера; с первого же взгляда было видно, что это гражданская постройка. В то же время подчеркнутый вход, колонны большого ордера, объединяющие два нижних этажа, и башенка, поднимающаяся над фасадом, придавали постройке строгость и торжественность, отличавшую ее от жилых домов. Те же черты — использование мотивов жилой архитектуры, но а более монументальных формах, свидетельствующих об общественном назначении постройки, характеризуют и здание Монетного двора (1697).

106. Земский приказ на Красной площади в Москве. Конец XVII в.

Выдающимся памятником гражданской архитектуры были также Сретенские ворота Земляного города в Москве, обычно называвшиеся Сухаревой башней (зодчий Михаил Чоглоков). Это здание, с самого начала не имевшее никакого оборонного назначения, построено в 1692—1695 годах как помещение для гарнизона, а затем в 1698—1701 годах перестроено по распоряжению Петра I для размещения «математической и навигацкой школы». Ярусное членение здания подчеркнуто мощными карнизами; торжественная лестница вводила на гульбище над первым этажом. Над центром здания возвышался стройный восьмерик башни с часами, увенчанной шатром с государственным гербом на шпиле, что придавало постройке очень торжестенный характер с некоторым «военным» оттенком.

В конце XVI) века впервые появились и инженерные сооружения, которые создавались зодчими как произведения архитектуры с учетом их роли в формировании городского ансамбля. Таким был, например, Каменный (Всехсвятский) мост в Москве (1687—1692). Со стороны Замоскворечья он заканчивался «палатой», над которой возносились две шатровые башни.

Таким образом, развитие русской архитектуры на рубеже XVII и XVIII веков характеризуется значительным усилением светских элементов. Церковное строительство уже не является единственной сферой художественного творчества. Рядом с ним широко развивается каменная жилищная архитектура, сооружаются постройки принципиально нового характера — здания общественного назначения, промышленные сооружения, гостиные дворы. Светские, «мирские» тенденции проникают даже в культовое зодчество. В напряженной борьбе старых традиций и новых тенденций создаются разнообразные типы зданий, вырабатываются новые художественные взгляды, во многом связанные с народным творчеством и его эстетическими идеалами. Это последнее обстоятельство определяет ярко выраженный национальный характер архитектуры XVII века, ее оптимистический дух и широту замыслов. Вместе с тем в архитектуре конца XVII века вызревают элементы, которые разовьются и станут характерными для архитектуры следующего столетия: черты регулярности и симметрии, творческое использование приемов западноевропейской архитектуры, развитие архитектурного ансамбля.

Русские зодчие создали предпосылки для успешного развития архитектуры в новых условиях. И тем не менее в начале XVIII века в русской архитектуре происходит перелом. Этот перелом был связан с коренной ломкой устоев культуры и быта в эпоху петровских реформ. Указ Петра I о запрете монументального строительства во всех городах России в связи с переносом столицы в «Санктпитербурх» (1714), вызов из-за границы большого числа архитекторов и передача им всех наиболее важных строительных заказов, сложение новой системы архитектурного образования по западноевропейскому образцу, появление заграничных, а затем и переводных архитектурных книг — таков далеко не полный перечень причин, вызвавших резкие и существенные изменения в развитии русской архитектуры. Русская архитектура XVIII века развивается уже в теснейшей связи с архитектурой других европейских стран.

Однако устойчивые традиции русского зодчества, сложившиеся в процессе его многовекового развития, не исчезли, они не могли быть полностью оборваны. И если русская архитектура XVIII века сохраняет отчетливо выраженный национальный колорит, то это объясняется прежде всего наличием в России глубоких архитектурно-художественных традиций — традиций древнерусской архитектуры.

Фактов об архитектуре России для детей

Русская архитектура — это стиль архитектуры России с начала года. Русское деревянное зодчество года до периода сталинской архитектуры. от «дохристианского» до «христианского» периода Киевской Руси большинство построек было деревянным, а позже — из камня

Картинки для детей

  • Реконструированный образец русского деревянного зодчества в Москве, характерный для русского зодчества 16-17 веков.Типичными архитектурными элементами русского деревянного зодчества того времени были изогнутая большая кубическая крыша и ее узоры.

  • Софийский собор в Великом Новгороде (1045–1050)

  • Спасо-Преображенский монастырь в Муроме (1096)

  • Свято-Николаевский собор в Великом Новгороде (1113–1136)

  • Георгиевский собор Юрьевского монастыря близ Великого Новгорода (1119)

  • Католикон Антониева монастыря (1122)

  • Собор Св.Иоанна Крестителя (построен в 1199–1139 гг., Впервые упоминается в 1243 г.)

  • Церковь Святых Петра и Павла в Смоленске (1146)

  • Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском (1152)

  • Успенский собор, Старая Ладога (1154–1159)

  • Остатки Боголюбовского замка (слева) и Храма Рождества Пресвятой Богородицы (справа) (1158)

  • Золотые ворота во Владимире (1158–1164)

  • Церковь Покрова на Нерли (1165)

  • ул.Церковь Михаила Архангела в Смоленске (1180–1197)

  • Успенский собор во Владимире (1186–1189)

  • Дмитриевский собор во Владимире (1194–1197)

  • Церковь Святого Георгия, Старая Ладога (1180–1200)

  • Рождественский собор, Суздаль (1222–1225)

  • Георгиевский собор, Юрьев-Польский (1230–1234)

  • Церковь Преображения Господня на улице Ильина в Великом Новгороде (1374)

  • Саввино-Сторожевский монастырь (15 век)

  • Епископский дворец в Суздале (15 век)

  • Троицкий собор Троицкой Лавры (1422–1423)

  • Спасский собор Андроникова монастыря (1420–1425)

  • Успенский собор (1475–1479), Москва

  • Дворец царевича Дмитрия в Угличе (1482)

  • Старый английский двор — штаб-квартира Английской Московской компании (1490–1510)

  • Колокольня Ивана Великого (1505–1508)

  • Троицкая церковь в Китай-городе (1626)

  • Церковь Рождества Христова в Путинках (1649–1652)

  • Дворец Алексея I в Саввино-Сторожевском монастыре (1652–1654)

  • Дворец Патриарха Московского с церковью Двенадцати Апостолов (1653 г.)

  • Собор Воскресения Христова, Новоиерусалимский монастырь (1656–1685)

  • ул.Николаевская церковь на Берсеневке (1657)

  • Коломенское, дача царей (1667–1668)

  • Новодевичий монастырь, Москва, 17 век

  • Дворец богатой купеческой семьи Поганкиных в Пскове (1671–1679)

  • Церковь Св. Иоанна Крестителя (1671–1687)

  • Церковь Николая Чудотворца в Хамовниках (1679–1682)

  • Митрополитский дворец в Ярославле (1680–1690-е гг.)

  • Знаменская церковь (1690–1704)

  • Деревянные церкви далекого Кижского погоста, 1711–1714 гг.

  • Здание Адмиралтейства (1704–1706)

  • Петропавловская крепость (1706–1740)

  • Петергофский дворец (1714–1755)

  • Константиновский дворец (1715–1720)

  • Дом Пашкова (1784–1786)

  • Михайловский замок (1797–1801)

  • Казанский собор (1801–1811)

  • Главный штаб (1819–1828)

  • Исаакиевский собор (1819–1858)

  • Храм Христа Спасителя (1860–1883)

  • Государственный исторический музей (1875–1881)

  • ГУМ (1890–1893)

  • Елисеевский магазин (1902–1903)

  • Третьяковская галерея (1902–1904)

  • Дом певцов (1902–1904)

  • Ново-Рязанская улица Гараж

  • Краснознаменная текстильная фабрика

  • Дом Мельникова (1927–1929)

  • Рабочий клуб Русакова (1927)

  • Дом на Набережной в Москве

  • Гостиница Исеть в Екатеринбурге

  • Гостевой дом на Космодамианской набережной

  • Дом генерала на Смоленской набережной

  • Здание Президиума РАН

  • Новосибирский театр оперы и балета

  • Необычный платтенбау круглой формы в Москве

  • Корпус университета, построенный в начале 1970-х годов в Ульяновске (Ульяновский государственный педагогический университет)

  • Инновационный центр «Сколково»

  • Вторая сцена Мариинского театра

Русская архитектура в американском стиле | ArchDaily

Русская архитектура в американском стиле

Победившее предложение Бориса Иофана о Дворце Советов.Изображение предоставлено Аркадием Мордвиновым, Вячеславом К. Олтаржевским / Фондом Чобана Поделиться ссылкой

  • Facebook

  • Twitter

  • Pinterest

  • 0

    0 Почта Whatsapp

    0 https://www.archdaily.com/936977/the-american-inspired-russian-architecture

    От знаменитых кухонных дебатов между Никитой Хрущевым и Ричардом Никсоном до популярности Генри Форда в СССР, сотни заводов, спроектированных Детройтом Инженер Альберт Кан для Советской России и небоскребы, возведенные в Москве, у холодной войны была своеобразная сторона, то есть увлечение русских американской культурой и технологиями.

    Выставка «Строим новый мир: Американизм в русской архитектуре», организованная историком архитектуры Жаном-Луи Коэном и размещенная в Канадском архитектурном центре (CCA) в Монреале, иллюстрирует динамику игры между двумя странами на протяжении веков и русский взгляд на американскую культуру и архитектуру.

    В эпоху всемирных ярмарок 19 века промышленный капитализм очаровывал мир и пробуждал воображение. Россия не была застрахована от чар, и между двумя странами происходило постоянное «переливание» технических знаний и культурных мотивов.На выставке представлены образцы русской архитектуры, вдохновленные американским аналогом, например, проект Дворца Советов, не построенный и многократно повторяющийся, но черпающий вдохновение из Радио-мэрии и Статуи Свободы.

    Дворец Советов Бориса Иофана. Изображение предоставлено Борисом Иофаном; Собрание фонда Чобана

    Промышленные, производительные, высокотехнологичные США придерживались идеала нового мира, и между двумя странами проводился параллелизм: Москва как эквивалент Вашингтона, а Новосибирск возник как новый Чикаго.В 1930-е годы казалось, что развитие России набирает обороты, с высокими темпами национального роста и культурной стадией, конкурирующей с наиболее известными западными аналогами в авангардном искусстве, литературе и кино. Архитекторы-конструктивисты вывели модернизм далеко за пределы того, что удалось сделать Западу, получив оценку самого Ле Корбюзье.

    Выставка, собирающая материалы из множества частных коллекций, также выявила на поверхность менее известную фигуру: Вячеслав Олтаржевский, специалист по небоскребам, родившийся в Москве и получивший образование в Америке, в офисе архитектора Харви Вили Корбетта.Он привез в Россию свой опыт в области высотного строительства и заложил основу советской архитектуры небоскребов.

    небоскребов России. Изображение предоставлено Канадским центром архитектуры

    Важнейшей частью выставки является галерея, посвященная международному конкурсу 1933 года на Дворец Советов, которая иллюстрирует кристаллизацию небоскреба соцреализма с победившим предложением Б. . Куратор выставки сравнивает дизайн с жилыми башнями Эмери Рота по соседству с Центральным парком, тем самым еще раз иллюстрируя архитектурное влияние Америки на советскую архитектуру.

    Сталинградский тракторный завод, спроектированный американским инженером Альбертом Каном. Изображение предоставлено Канадским архитектурным центром

    Чтобы узнать больше о выставке, а также о культурной динамике и влиянии между Россией и Америкой, прочитайте полную статью в журнале Metropolis Magazine под названием: Как Русские архитекторы пытались построить новый социалистический мир, руководствуясь «Америкой».

    Искусство и архитектура России

    Из икон и луковичных куполов
    супрематизму и сталинскому барокко, русское искусство и архитектура многим кажется
    для России — довольно непонятное множество экзотических форм и чуждых чувств.Без
    любое ощущение богатых традиций русской культуры, понимание страны
    огромное художественное богатство превращается в игру исторического анекдота — «церковь, где
    такой-то укрылся от того, как его зовут «- или бессмысленный набор эстетических
    фенечки — «Мне больше всего нравятся синие купола». На самом деле русское искусство и архитектура
    не так сложно понять, как думают многие, и даже немного зная
    немного о том, почему они выглядят именно так и что они значат, воплощает в жизнь культуру и
    личность всей страны.

    Иконки

    Традиция иконописи была
    унаследованный русскими от Византии, где начался как ответвление мозаики и
    фресковые традиции ранних византийских церквей. В течение 8 и 9 веков
    иконоборческая полемика в Православной церкви поставила под сомнение религиозность
    изображения были законной практикой или кощунственным идолопоклонством. Хотя использование изображений
    не был запрещен, это побудило к глубокому пониманию разницы между искусством
    предназначен для изображения действительности и искусства, предназначенного для духовного созерцания.Эта разница
    Это одна из причин того, что художественный стиль иконок может казаться столь неизменным. Определенный
    виды баланса и гармонии стали отражением божественности, и как таковые
    они предлагали тщательное воспроизведение и тонкую изысканность, а не поразительную новизну.
    Хотя эта философия привела к сравнительно медленной эволюции стиля, икона
    живопись значительно развивалась на протяжении веков. В частности, в XIV веке
    иконопись на Руси обрела гораздо большую степень субъективности и личностного
    выражение.Самой заметной фигурой в этом изменении стал Андрей Рублев, чьи работы могут быть
    просмотрено как в Третьяковской галерее в Москве, так и в Русском музее в Санкт-Петербурге.

    В отличие от живописной традиции, которой стали придерживаться жители Запада.
    русская иконная традиция не имеет отношения к изображению физического
    пространство или внешний вид. Иконы — это изображения, предназначенные для помощи в созерцательной молитве, и в этом
    чувство, что они больше озабочены передачей медитативной гармонии, чем планированием
    реалистичная сцена.Вместо того, чтобы оценивать размер фигуры на значке, оценивая его искажение
    уровень, посмотрите, как расположены и уравновешены линии, составляющие фигуру,
    как они перемещают ваш взгляд. Если у вас возникло ощущение, что цифры немного
    преследует, это хорошо. Они были нарисованы не для того, чтобы очаровывать, а для того, чтобы вдохновлять на размышления и
    самоанализ. Если вы чувствуете, что должны стоять и ценить каждую икону, которую видите,
    вам не понравится ни одно из них.Вместо этого попробуйте потратить немного больше времени на
    один или два, не рассматривая каждую деталь, а просто наслаждаясь несколькими моментами размышлений
    как ваш глаз идет своим чередом.

    Лучшие коллекции иконок можно найти в
    Третьяковская галерея и Русский музей, хотя, конечно, во многих русских церквях есть
    сохранили или отреставрировали свои традиционные произведения.

    Великий эксперимент

    Рост влияния европейской культуры в России в период
    XVII и XVIII века приблизили русское искусство к знакомым традициям
    западная живопись.Лишь в конце XIX века следующая большая группа
    возникли уникальные русские художественные стили, развившиеся в связке с либеральными
    силы социальной реформы. Это современное движение приняло много разных направлений почти из
    его зарождение, и описать их все было бы невозможно. Однако даже очень
    общее знакомство с их общими идеями и интересами делает их работу намного более интересной
    доступный.

    С самого начала современное искусство
    движение было озабочено отходом от классической традиции и созданием новой
    вид искусства, тесно связанного с повседневной жизнью российского общества.Это
    возродился интерес к традиционным формам русского искусства, включая как декоративные
    народное искусство и, конечно же, иконопись. Из декоративного искусства он получил признание
    сила абстрактных геометрических узоров — линий, форм и цвета использовались для
    создавать ритмы и энергетические формы, не обязательно для изображения объектов или реальных пространств.
    Пересмотр иконописи заставил художников лучше осознать силу квартиры,
    двухмерная визуальная перспектива.Другими словами, они поняли, что могут лечить
    холст похож на холст, а не пытается создать впечатление, что это окно
    в пространство.

    С конца девятнадцатого века примерно до 1910 года,
    движение современного искусства по-прежнему интересовалось традиционными аспектами русского
    жизнь — религия и деревенская жизнь имели такое же влияние, как и жизнь больших городов. В виде
    силы социальной реформы стали более тесно связаны с ростом населения
    промышленные рабочие, художники-авангардисты России все чаще обращались к фабрике и
    бешеный ритм городской жизни для вдохновения.Яркие цвета, упрощенные и четкие
    угловатые формы и акцент на освободительной энергии современного мира стали
    основа для новых и все более абстрактных композиций. Кубофутуризм, лучизм и
    Супрематизм был важнейшим из стилей и школ, возникших в это время.
    время. Среди их самых выдающихся художников были Казимир Малевич, Владимир Татлин, Михаил
    Ларионов и Анна Гончарова.

    После революции 1917 года русский авангард совершил рывок
    на службу новому большевистскому режиму.Казалось, это обещало просто перерыв
    в новый мир и сметание старого, ради чего они работали в искусстве.
    годы. Они выпускали политические плакаты, организовывали уличные конкурсы и ярмарки, и большинство
    в частности, выполнил дизайн больших общественных пространств страны к юбилею.
    празднования революции. Пойманный акцентом нового режима на важности
    промышленной мощи, они начали привносить в композицию чувство рациональности и
    технологическая направленность производственных работ и дизайна.Конструктивизм, как называют этот стиль,
    продолжал развиваться до конца 1920-х годов, когда консерватизм сталинского государства
    отказался от авангарда в пользу советского реализма. Многие выдающиеся художники
    более ранние школы играли центральную роль в конструктивизме, особенно Татлин. Другой
    известные художники конструктивистского движения: Александр Родченко, Варвара.
    Степанова и Любовь Попова.

    Отвергнут сталинским правительством и пренебрегли
    На западе русский авангард совсем недавно привлек к себе должное внимание.В
    Русский музей в Санкт-Петербурге обладает лучшей коллекцией произведений искусства.

    Архитектура

    На протяжении большей части своей истории русский
    архитектура была преимущественно религиозной. Церкви на протяжении веков были единственными
    здания должны быть построены из камня, и сегодня это почти единственные здания, которые
    остались от своего древнего прошлого. Основные элементы русского церковного дизайна сложились справедливо.
    рано, примерно в одиннадцатом веке.План в целом такой же, как у греческого креста (все четыре
    руки равны), а стены высокие и относительно без отверстий. С крутым уклоном
    Крыши (шатровые) и множество куполов покрывают сооружение. Характерный лук
    купол впервые появился в Новгороде на соборе Святой Софии, в одиннадцатом
    век. В интерьере главной особенностью является иконостас, алтарная ширма, на которой
    иконы церкви расположены иерархически.

    Центры средневековой церковной архитектуры следовали за
    смещение господства городов старой России — из Киева в Новгород и Псков, а из
    конец 15 века, Москва. С созданием единого Российского государства под
    Иван III, зарубежная архитектура стала появляться в России. Первый экземпляр такого
    иностранная работа — Большой Успенский собор Москвы, завершенный в 1479 г.
    архитектор Аритотле Фиораванти.Собор на самом деле представляет собой замечательный синтез
    традиционные русские архитектурные стили, хотя его классические пропорции отмечают его как
    произведение итальянского Возрождения. Русская традиция пережила непродолжительный период
    возобновившееся влияние при Иване IV (Грозном), при котором легендарный собор
    Василия Блаженного. Однако в целом цари начали объединяться.
    все больше и больше с европейскими архитектурными стилями. Прекрасным примером этого сдвига был Питер
    Великий, спроектировавший св.-Петербург в соответствии с преобладающим европейским дизайном. Его
    преемники продолжили эту модель, наняв итальянского архитектора Растрелли для создания
    Зимний дворец в стиле рококо и Смольный собор. При Екатерине Великой был установлен рококо.
    кроме неоклассицизма, завершающего полностью европейскую топографию Санкт-Петербурга.

    В девятнадцатом веке новый интерес к
    возникли традиционные русские формы. Как и связанное с ним движение в изобразительном искусстве, это
    возрождение старых стилей участвовало в создании авангардного движения в
    начало двадцатого века.В течение короткого периода после революции 1917 года авангард
    Конструктивистское движение получило достаточное влияние на проектирование крупных зданий. Ленина
    Мавзолей, спроектированный в 1924 году Алексеем Щусевым, — самый примечательный из немногих сохранившихся.
    Конструктивистские постройки. К концу 1920-х годов авангард оказался отвергнутым.
    Сталинское все более консервативное государство. Отход от модернизма, сталинские времена
    Архитектура лучше всего иллюстрируется семью почти неразличимыми
    «свадебные» небоскребы, возвышающиеся над горизонтом города.

    В последние годы распад Советского государства
    и возобновление интереса к традиционной русской культуре привело к новому пониманию
    более скромная народная архитектура. Немногочисленные оставшиеся образцы традиционных деревянных
    архитектура, например, экспонаты в архитектурном музее под открытым небом в Костроме,
    сегодня являются одними из самых ценных архитектурных памятников России.



    Copyright (c) 1996-2005 InterKnowledge Corp.Все права
    зарезервированный.

    8 проектов, демонстрирующих динамическую архитектуру современной России

    Российская архитектура кардинально трансформируется, эволюционируя от восточнославянских корней и традиций Киевской Руси к современным произведениям, которые исследуют новые отношения между формой, материалами и общественным пространством. Хотя такие сооружения, как собор Василия Блаженного и Кремль, известны во всем мире, эти здания вряд ли отражают зарождающуюся российскую культуру дизайна и большинство строительного фонда по всей стране.Поскольку архитектура России менялась на протяжении всей ее истории, от московского периода до имперских и советских времен, недавние преобразования породили эксперименты и дали новое уважение к общественной сфере.

    Следующая коллекция отмечает этот современный дизайн и демонстрирует взаимосвязь между многими программами и сайтами. В то время как Москва является лучшим местом для проведения многих работ, проекты сильно различаются в зависимости от условий местности и городской структуры. Поскольку посетители сталкиваются с множеством вопросов об искусстве, городской жизни и современной России, архитектура становится катализатором переосмысления как исторического строительства и техники зданий, так и пространственных организаций.Каждый динамичный проект воплощает в себе критическое исследование и начинает формировать будущее российской архитектуры и дизайна.

    Стрелка Институт медиа, архитектуры и дизайна , Wowhaus, Москва, Россия

    Это общественное пространство было спроектировано для замены заводских гаражей Института «Стрелка» в Москве. Институт «Стрелка» — относительно новая школа дизайнеров — это динамичная площадка для лекций, занятий, вечеринок и кинопоказов. Здесь ведущие архитекторы мира обсуждают городскую жизнь, общественное пространство и будущее России.

    Parasite office by za bor architects, Москва, Россия

    Офис

    Parasite был создан для того, чтобы исследовать нехватку креативных офисов и студий в Москве. Дизайн-проект обеспечивает практичное бизнес-пространство за счет эффективного использования жилых площадей. По всей Москве много зданий с глухими торцевыми стенами и широкими переходами между ними — пространства, где могут возникнуть проекты вроде офиса Parasite.

    © Hufton + Crow Photography

    © Hufton + Crow Photography

    Фабрика Станиславского by John McAslan + Partners, Москва, Россия

    Адаптивное повторное использование исторического объекта, проект «Фабрика Станиславского» был задуман как новый центр культурной активности в Москве.Сайт с невероятной историей, команда дизайнеров подошла к проекту как с архитектурной точки зрения, так и с точки зрения городского ландшафта. Социально проницаемый дизайн разрушает типичную планировку закрытых зданий в городе, обеспечивая при этом экологичность, свет и общественное пространство.

    Московская школа управления Сколково от Adjaye Associates, Сколково, Россия

    Московская школа управления была создана, чтобы воплотить инновационный практический подход школы к управлению бизнесом.Компания Adjaye Associates спроектировала здание, чтобы предложить открытость, сплоченность и отсутствие иерархии. В программе классы, конгресс-центр, оздоровительный центр, жилые зоны.

    Филиал Государственного центра современного искусства АРХСТРУКТУРЫ, Екатеринбург, Россия

    В этом здании филиала используется ряд различных стратегий для соблюдения строгих требований к зданию. «Музей на мосту», центр современного искусства имеет ряд небольших дополнений и современных функций, но при этом спроектирован так, чтобы быть стилистически нейтральным.Главный фасад и планировка оригинального здания остались нетронутыми, а в задний фасад были добавлены новые элементы.

    Беседка от Shamsudin Kerimov Architects, Москва, Россия

    Проект жилого пространства, рассчитанный на семью из 15 человек, беседка разделен на три смысловые зоны. Эти зоны условно называются «кухня-печь», «столовая-гостиная» и «терраса-сцена». В дизайне, больше похожем на павильон на природе, используется минимальная палитра материалов и тщательная проработка деталей.

    Крымская набережная by Wowhaus, Москва, Россия

    Крымская набережная превратила дорогу в полосу для пешеходов и велосипедов. Новые фонтаны, волнообразные павильоны художников и скамейки были добавлены для дальнейшей активизации пространства. Также проект позволил перейти зеленой полосе парка Горького до Крымского моста.

    © Дэвид Х Пруттинг

    © Дэвид Х Пруттинг

    Музей современного искусства «Гараж» от ОМА, Москва, Россия

    Реконструкция ресторана 1960-х годов на территории отеля. Последняя работа Рема Колхаса — это новый музей современного искусства в Москве.В программе музея галереи, магазин, кафе, терраса на крыше, зрительный зал, офисы. Новый светопрозрачный фасад из поликарбоната окутывает оригинальный структурный каркас и поднимается над землей. Благодаря этому открываются виды и связи как с парком Горького, так и с выставочным пространством внутри. Прочтите нашу подробную статью о Музее «Гараж» здесь.

    Русская Архитектура — Здания в России

    Новости архитектуры России, Новостройки, Архитекторы, Фото, Проекты, Башни, Картинка

    Современная архитектура + девелоперы в России

    сообщение обновлено 27 фев 2020

    Россия Архитектурные ссылки

    Архитектура в России

    Мы выбрали то, что мы считаем ключевыми образцами современной Русской архитектуры .Мы стремимся включать высококачественные российские здания.

    Мы охватываем завершенные здания, новостройки, архитектурные выставки и строительные конкурсы по всей России. Основное внимание уделяется современным российским зданиям, но также приветствуется информация о традиционных зданиях в России.

    У нас есть 3 страницы подборки русской архитектуры со ссылками на многие страницы отдельных проектов.

    Российская архитектура: новости + ключевые проекты (эта страница)

    Русские постройки: A-J

    Российская застройка: K-Z

    Новости архитектуры России

    Новости архитектуры России в хронологическом порядке:

    10 июн 2014
    Конструктивизм в Екатеринбурге

    Первый видео-тур на английском языке по памятникам конструктивизма в Екатеринбурге, Россия.(Продолжительность: 7:45 мин.)
    «Сегодня конструктивизм — конструктивистский стиль в архитектуре — это бренд России. Екатеринбург (в советское время Свердловск) — один из крупнейших мировых экспонатов конструктивизма. Мы хотим, чтобы люди во всем мире узнали больше об архитектурном наследии 20 века.
    Этот короткометражный фильм создан с помощью краудфандинга (84 спонсора). Видео на русском языке опубликовано в Интернете, и его посмотрели более 30 000 зрителей. Медиа-охват через телеканалы составляет более 1,5 млн человек по всему Уралу.
    Компания ULC-Russia, инициатор проекта на английском языке, группа PODELNIKI и интернет-видеоканал Roomple планируют снять еще пять серий на английском языке о 15 памятниках конструктивизма Екатеринбурга ».

    Экскурсии по архитектуре Санкт-Петербурга
    Экскурсии по архитектуре Санкт-Петербурга от e-Architect

    24 сен 2013
    Мандарин Сочи , Краснодарский край, юго-запад Россия
    Архитекторы: The Jerde Partnership

    фото архитекторов
    Мандарин Сочи
    Завершено строительство современных магазинов, ресторанов и развлекательных центров на берегу моря, которые будут привлекать гостей круглый год. для Сочи.Разработанный международной архитектурной и градостроительной фирмой The Jerde Partnership по заказу ООО «Экспо», «Мандарин» является первым и единственным развлекательным центром на открытом воздухе в России.

    23 июля 2013 г.
    Керлинговый центр «Ледяной куб» Сочи , юг России Новости строительства
    Строительство олимпийского спортивного объекта в Сочи

    фото ГК «Олимпстрой», все права защищены
    Керлинговый центр «Ледяной куб» Сочи
    Строительство объектов зимних видов спорта всегда представляет собой серьезную проблему для инженеров-строителей, поскольку необходимо учитывать множество тонкостей, например, необходимость многоуровневой вентиляции.Многое зависит от того, насколько хорошо работают такие услуги, как механическая вентиляция и кондиционирование воздуха, с точки зрения комфорта и благополучия спортсменов и болельщиков, а также состояния льда и самого здания.

    16 июл 2013
    Secret Gardens , Белгород, юго-запад Россия
    Дизайн: de Architekten Cie.

    изображение от архитектора
    Secret Gardens
    Градостроительный план «Тихого центра города» Белгорода объединяет лучшие ингредиенты жизненная атмосфера городов мирового класса для создания нового уникального для Белгорода микса: зеленые переулки и кирпичные здания Нью-Йорка и Амстердама, монументальные ансамбли с уютными двориками и зелеными садами Парижа и Вены, а также жилье премиум-класса с управляемыми ключами садами Лондона и Цюрих.

    8 июл 2013
    Eco-Polis , Одинцово, Московская область, запад России
    Дизайн: de Architekten Cie.

    Изображение от архитектора
    Eco-Polis
    Новое шоссе на северной стороне Одинцово и новая железная дорога Станция высокоскоростной железнодорожной линии, которая в конечном итоге свяжет инновационный центр «Сколково» с планируемым международным финансовым центром в Рублево-Архангельском, дополнительно укрепит Одинцово как желанное место для жизни, работы и образования.

    24 июн 2013
    ЛеонтьевскийМыс , Санкт-Петербург
    Дизайн: Филипп Старк

    image © yoo
    ЛеонтьевскийМыс
    Дебютный жилой проект всемирно известной дизайнерской компании Yoo открывается в Санкт-Петербурге под управлением Yoo Inspired. марки Starck. Новый жилой комплекс из 399 квартир расположен на Петроградской, откуда открывается потрясающий вид на Финский залив. «Леонтьевский Мыс», по всей видимости, является «первым элитным жилым домом международного стандарта в Санкт-Петербурге с дизайнерским оформлением».

    26 апр 2013
    Конкурс архитектуры парка «Зарядье» , Москва
    Конкурс архитектуры нового парка

    фото из конкурса «Парк Зарядье»
    Парк Зарядье Москва
    Зарядье — уникальный исторический район в центре Москвы, на берегу Москвы-реки, рядом с объектом ЮНЕСКО Объекты всемирного наследия в Кремле и на Красной площади. После сноса гостиницы «Россия» территория оставалась заброшенной более 6 лет. Владимир Путин предлагает превратить эти 130 000 кв. М в многофункциональный общественный парк.

    29 марта 2013 г.
    Московский политехнический музей и образовательный центр
    Дизайн: архитекторы Массимилиано и Дориана Фуксас + Speech

    изображение архитектора
    Московский политехнический музей и образовательный центр
    Массимилиано и Дориана Фуксас + Speech стали победителями престижного международного конкурса на проект «Московского политехнического музея и образовательного центра» в Москве, который должен быть реализован к 2017 году. После исторического сезона итальянских архитекторов, столетия спустя, итальянский архитектор возвращается для реализации важной общественной работы в Москве.

    4 марта 2013 г.
    Конкурс архитектуры городского центра Белгорода

    Изображение от организаторов
    Конкурс архитектуры городского центра Белгорода
    Открытый международный конкурс на проект городского квартала в центре города Белгорода, Россия

    30 января 2013 г.
    Кунцево Плаза , Москва, западная Россия
    Джерде Партнерство

    изображение от архитектора
    Кунцево Плаза Девелопмент Россия
    Этот жилой комплекс — новый динамичный поселок для жизни, работы, шоппинга и развлечений, занимающий целый город block — нацелен на создание современного «места сбора сообщества».Ориентированный на пешеходов центр состоит из «геометрических зданий» и увенчан террасами и волнистыми стеклянными элементами.

    19 дек 2012 г.
    Мариинский театр , Санкт-Петербург
    Diamond Schmitt Architects

    изображение от архитектора
    Мариинский театр Россия
    Крупное новое российское здание, которое откроется в мае 2013 г., спроектировано канадскими архитекторами

    10 дек 2012
    Ростовский стадион , Ростов-на-Дону, юг России
    Население

    Изображение от архитектора
    Ростовский стадион
    Многолюдно, архитекторы Олимпийского стадиона в Лондоне 2012, Олимпийского стадиона Сочи 2014 и Soccer City 2010 World Кубок стадиона, были выбраны дизайнерами нового Ростовского стадиона.Это будет четвертый стадион, спроектированный компанией Populous в России для проведения чемпионата мира по футболу 2018 года, вместе с Казанью, Саранском и Сочи.

    28 июня 2012 г.
    Мастер-план Московской агломерации

    изображение от архитекторов
    McAdam Architects
    включен в шорт-лист генерального плана Московской агломерации Стратегия — Russia development news

    1 фев 2012
    Конкурс дизайна «Киевские острова»
    Новости конкурса архитектуры

    изображение из Citizenstudio
    Конкурс «Киевские острова»
    Работа Citizenstudio — второй приз
    Победители объявлены 1 февраля на пресс-конференции в Киеве

    Русское здание — Последние проекты

    Аэропорт Домодедово , Москва
    RMJM Architects

    фото от архитекторов
    Здание российского аэропорта — 31 октября 2011 г.
    RMJM получила награду за сегмент 3 объединенного терминала аэропорта Домодедово.Европейская студия RMJM получила контракт на проектирование 3-го сегмента объединенного терминала аэропорта Домодедово в Москве, Россия. Ожидается, что строительство будет завершено в 2017 году.

    Цветной центральный рынок , Москва
    Lifschutz Davidson Sandilands

    фотография: Крис Гаскойн
    Цветной центральный рынок — 6 июля 2011 г.

    Барвиха Village House
    Mossine & Partners

    фото: Алексей Народицкий
    Барвиха Village House

    Конкурс русской архитектуры

    Картинка из DuPont
    Кинотеатр «Пушкинский»

    Русские архитекторы

    Офисные здания в России : ключевые проекты

    Русская архитектура

    Основные архитектурные разработки в России, в алфавитном порядке:

    Офисы Аэрофлота Москва
    Владимир Плоткин архитектор

    фотография: Алексей Народицкий
    Офисы Аэрофлота Россия

    City Palace Tower , Москва
    RMJM Architects

    изображение от архитекторов
    Русское здание

    Хрустальный остров Москва
    Foster + Partners

    фото: Foster + Partners
    Русский небоскреб

    Dance Palace , Санкт-Петербург
    UNStudio

    фото: UNStudio
    Dance Palace Санкт-Петербург

    Стадион «Динамо» , Москва
    Место проведения ЧМ-2018 — новые изображения

    image © (Дизайн) Эрик ван Эгераат
    Стадион «Динамо»

    Штаб-квартира Газпрома , г.Санкт-Петербург
    RMJM Architects

    фото: любезно предоставлено RMJM © www.glocg.com
    Русская башня

    Ханты-Мансийск Дом, Урал, Сибирь
    Foster + Partners

    image: Foster + Partners
    Ханты-Мансийск Сибирь

    Московская школа управления , Сколково
    Adjaye Associates

    фотография: Алексей Народицкий
    Московская школа управления

    Остров Новая Голландия , Санкт-Петербург
    Foster + Partners

    Изображение: Foster + Partners
    Остров Новая Голландия

    Нижний Новгород Спорткомплекс
    Wilkinson Eyre Architects

    изображение из Caro
    Русский Спорткомплекс

    Project Orange , Москва
    Foster + Partners

    фото: Foster + Partners
    Project Orange

    Russia Tower , Москва
    Foster + Partners

    изображение: Foster + Partners
    Russia Tower

    Аэропорт Санкт-Петербург
    Grimshaws

    фото архитекторов
    Победитель конкурса «Архитектура российских аэропортов»

    Подробнее Русская архитектура скоро онлайн

    Место нахождения: Россия

    Русские постройки — без изображений

    Эрмитаж 2014 Мастер-план , Санкт-Петербург
    AMO
    Мастер-план Санкт-Петербурга

    Всемирный музей мамонта и вечной мерзлоты , Якутск, Саха-Якутия, Сибирь
    Leeser Architecture
    Здание Русского музея

    Москва Здания

    Бертольд Любеткин — русский архитектор, основатель компании Tecton в 1932 году

    Пермский музей-конкурс

    фото от организаторов
    Пермский музей-конкурс русской архитектуры

    ул.Петербург Архитектура

    Здание Русского кинотеатра

    Владивосток, Россия: Новый офис RMJM

    Московская архитектурная выставка — Архитектурная биеннале: зарисовки будущего

    Здания / фотографии для Русские здания Архитектурное проектирование в России страница добро пожаловать

    Архитектура

    Российская архитектура — История

    Высокие белые стены старинных храмов, увенчанные позолоченными куполами и колокольнями, стали символом городов России.Изначально русская архитектура вобрала в себя лучшие традиции греческого градостроительства. Его развитие было неразрывно связано с распространением христианства. До принятия православия все дома в древних городах строились из дерева. Вместе с новой религией в Россию пришло каменное зодчество. Популярным стал так называемый крестово-купольный тип церкви. Модель попала в Россию из Византии. Крестово-купольные церкви такого типа были названы так потому, что центральные своды храма пересекались друг с другом, образуя крест, увенчанный куполом.С внутренней стороны своды и купол поддерживались четырьмя колоннами.

    Киев стремился подражать Константинополю в архитектуре. При Ярославе Мудром вся Россия охвачена городским строительством. Были приглашены лучшие строители из Константинополя. Великолепный Софийский собор был возведен в Киеве в 1037 году. Русские мастера построили красивое здание, украшенное мозаикой и фресками, под руководством греческих архитекторов. Отличительной чертой русских храмов было наличие нескольких куполов.Например, в Софийском соборе в Киеве было 13 куполов. С конца 11 века храмы появились по всей России. В 12 веке в архитектуре и росписи храмов зарождается «русский стиль». Самостоятельные архитектурные школы начали создаваться в Киеве, Новгороде, Чернигове и др. Первые монументальные здания были построены в Москве при Иване Калите. Главной заботой московских князей было убранство Кремля. В 1367 году Дмитрий Донской заменил старые деревянные стены вокруг города на каменные — белокаменный Кремль.Современный комплекс Московского Кремля в основном был построен при Иване III. Итальянские архитекторы отвечали за возведение храмов, дворцов и новых укреплений.

    Петр Великий начал застройку Санкт-Петербурга. Новая столица кардинально отличалась от традиционных древнерусских городов. В нем были прямые широкие улицы, пересекающиеся под прямым углом, типичные дома и архитектура европейского типа. Середина XVIII века — время становления стиля русского барокко: дворцы и храмы приобрели помпезный и замысловатый вид, богатый растительный орнамент, сложные архитектурные объемы, обилие плавных изгибов в элементах декора.

    Во второй половине века помпезный стиль барокко сменился классицизмом.

    Строгость форм, портики и колоннады, сдержанная цветовая палитра — характерные черты этого стиля. Модерн стал еще одной вехой в архитектуре начала 20 века. Промышленная застройка, возведение заводских корпусов требовали от архитекторов принципиально нового подхода. На их работу большое влияние оказали технические новинки: металлические конструкции и железобетон.

    Строим новый мир

    Американизм в архитектуре России

    Существенное исследование того, как российские идеи о Соединенных Штатах формировали архитектуру и градостроительство от царской эпохи до распада СССР

    Идеализированные представления об Америке, как стремлении и угрозе, сыграли важную роль в формировании русской архитектуры и городской дизайн от Американской революции до распада Советского Союза.Жан-Луи Коэн прослеживает мощную концепцию «Американизма» и его влияние на застроенную среду России от раннего царского интереса к Революционной Америке, через впечатляющие Всемирные ярмарки 19-го века, до универмагов, небоскребов и фабрик, построенных в России с использованием американских методы в течение 20 века. Видения Америки также захватили русский авангард, от Эль Лисицкого до Моисея Гинзбурга, и Коэн исследует продолжающийся художественный диалог между двумя странами в середине века и в позднесоветскую эпоху после периода стратегического соперничества.Это первое крупное исследование американизма в архитектуре России вносит своевременный вклад в наше понимание современной архитектуры и ее геополитики в более широком смысле.

    Жан-Луи Коэн — профессор истории архитектуры Института изящных искусств Нью-Йоркского университета Шелдона Х. Солоу, дипломированный архитектор и автор книги «Архитектура в униформе» (Йель, 2011).

    «Построение нового нового мира» предлагает обзор обширной темы в компактном формате.. . [и] обеспечивает прямой доступ к огромному количеству архивных материалов, большая часть которых ранее не была доступна ни в какой форме ». — Эрик Пол Мамфорд, Architectural Record

    ISBN: 9780300248159
    Дата публикации: 12 января 2021 г. Партнер-издатель
    : Распространяется для Канадского центра архитектуры

    544 страницы, 6 3/4 x 9 1/2
    450 цветных + ч / б илл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.